Новости, мнения, блоги
Горизонтальная Россия

Завкафедрой философии образования философского факультета МГУ Елена Брызгалина: Технологии, призванные спасать жизни, оказываются технологиями двойного назначения

Лекция на сыктывкарском баркемпе о разрушении личных границ — дизайнерских детях, донорах, киборгах и биобанках

На сыктывкарском баркемпе 1 июля завкафедрой философии образования философского факультета МГУ им. М. В. Ломоносова Елена Брызгалина рассказала о том, как развитие технологий постепенно размывает различные границы нашего существования. «7x7» публикует расшифровку ее лекции.

 

Что определяет науку сегодня

— Россиянам задавали вопрос: «Что бы вы сами могли сказать о развитии науки и ее месте в жизни людей и общества?». 62% россиян указали на то, что наука для них это полезные открытия. Это фиксирует очень интересную особенность европейской цивилизации.

Когда складывалась новая европейская наука и формировались ее принципы взаимоотношения с окружающей действительностью, пришли к идее, что наука должна обслуживать технологию. Эта связка перехода от науки к технологии стала основой западноевропейской цивилизации. Сегодня очень распространены такие суждения: сейчас не очень хорошо, но мы стараемся сделать жизнь лучше. И детям говорят, что мы для тебя сделали так много, дали хорошее образование, заложили некоторую базу, и у тебя дальше должно быть лучше, чем у родителей. Эта идея прогресса, заложенная в основе европейского типа цивилизации, связана с тем, что любое знание мы хотим рассматривать в контексте практической приложимости.

Когда студенты видят в расписании название нового предмета, они обязательно думают: «Зачем мне нужен этот предмет в контексте будущей практической деятельности?». Знания без возможности практического применения даже в виде идеи для нас не имеют статуса самоценности. Эта установка на улучшение того, что происходит с наукой и технологией, сегодня обращается к человеку.

 

О понятии «технонаука»

— Еще недавно было «сначала — знания», а потом вопрос об их технологической применимости. Была возможность остановиться и спросить: «Что будет, если это знание мы применим?». Сегодня же наука и технология образовали такую связку, что, подпитывая друг друга, они не разделимы в пространстве и времени.

Возьмите в качестве примера генномодифицированный организм. Для того, чтобы понять, как он устроен с точки зрения знаний, мало манипуляций на компьютере с химическим субстратом жизни. Сначала объект создается, и он же познается. Например, в Германии совершили генетическую модификацию тополей, чтобы они не цвели и не вызывали аллергию. Все было хорошо, пока они находились в месте их выращивания. Посадили на улицу — деревья дали цвет. Живое настолько целостно, что манипуляция с отдельными структурными элементами не дает возможности предсказать, что будет с целостностью. Знания и практика применения знаний становятся неразделимы — это называется технонаука.

Перенос на человека новых возможностей технонауки и этот пафос улучшения приводят сегодня к тому, что технологии разрушают естественную заданность границ человеческой жизни. То есть то, что казалось ранее определенным естественнонаучным событием, сегодня становится все чаще результатом решения людей. За эти решения люди несут ответственность вплоть до правовой. И возникают мощнейшие зоны нестабильных состояний, где точные определения, что такое человек и его границы, начинают разрушаться.

 

 

О границе между жизнью и смертью

— Граница нашей телесности от рождения до смерти все больше начинает зависеть от человеческих решений. Репродуктивные функции становятся все более медицинозависимыми, разрушается интимность процесса деторождения, начиная от коммерциализации этого процесса и до врачебных вмешательств. С 70-х годов XX века возникают так называемые новые репродуктивные технологии: искусственное оплодотворение, экстракорпоральное оплодотворение, суррогатное материнство. Это значит, что начало человеческой жизни зависит от решений людей, причем не только медиков и экспертов, но и носителей так называемого профанного знания. То есть людей, которые могут не разбираться экспертно в чем-либо, но они принимают решения относительно начала жизни для другого человека. В связи с развитием этих новых технологий расширяются возможности для манипулирования на уровне отдельных половых клеток или эмбрионов. К этим манипуляциям относятся, например, технологии длительного хранения материала с возможностью принятия решения о рождении детей в достаточно отдаленной перспективе.

 

 

Пример: женщина потеряла семь детей, умерших от дефекта, который содержится в ее метохондиральных ДНК. Она обратилась к врачам Великобритании с просьбой разрешить для нее возможность применения технологий рождения ребенка с использованием генетического материала трех разных людей. Это здоровая женщина, у которой можно использовать цитоплазму яйцеклетки и половой материал мужчины. С 2015 года в Великобритании официально разрешено рождение детей, генетическими родителями которых будет более двух человек. В перспективе — до 47 родителей у одного ребенка.

Уже появился термин «дизайнерские дети». В 2013 году перед саммитом руководителей стран БРИКС в Бразилии была встреча ученых, где каждую страну представлял какой-то специалист. Мы дискутировали по поводу перспектив применения генетических манипуляций к человеку. Вся дискуссия свелась к беседе с представителем Китая, так как там все технологии, связанные с улучшением, — это уже реальность.

 

Смерть по решению человека

— Вторая граница — это смерть. Все вы знаете, что констатация смерти не являлась в течение достаточного времени прерогативой медиков. С XIX века начался так называемый процесс медикализации смерти. Самим критерием смерти становится экспертное заключение профессионалов. До настоящего времени сменилось два основных типа критериев смерти. Это констатация по трем основным «биениям жизни»: дыханию, движению крови и сердцебиению.

С 1980-х годов мир начинает юридически закреплять так называемые критерии мозговой смерти. В нашей стране он закреплен в 1992 году в законе о трансплантации органов и/или тканей человека. Констатация смерти по такому критерию — это дело высокотехнологичной медицины, и переход к нему был обусловлен необходимостью юридически корректно осуществлять заборы органов у умерших. После медикалицазии медицина обрела особую власть в обществе, и новые технологии привели к тому, что границы между «явно жив» и «явно мертв» становятся растянутыми на десятилетия, и исход этой границы зависит от человеческих решений.

Женщина Терри Шайво по непонятным причинам в 1990 году впала в так называемое вегетативное состояние: отсутствие сознания, кислородное голодание привело к повреждению мозга. Примерно через четыре года врачи признали, что ее состояние необратимо. Ее официальным опекуном был муж, который попросил врачей отключить женщину от системы принудительного питания. Но с ним не согласились ее родители. В 2005 году она скончалась после того, как вступило в силу решение суда о том, что ее состояние необратимо и ее нужно отключить. С 2003 года по 2005 год привлечение большого количества экспертов в суде разделяло позиции ровно пополам. Решение принимали судьи, не являющиеся специалистами.

Еще одна ситуация. Мужчина в течение 19 лет находился в состоянии, которое также называли необратимым. Но не было родственников, которые требовали бы отключения его от жизнеобеспечивающей аппаратуры — он находился в клинике. И через 19 лет он пришел в сознание. Это уникальный случай в истории медицины. Его физическое здоровье пострадало только в части атрофии мышц, а все внутренние органы функционировали нормально. У него немножко изменился характер, но когнитивные функции не очень пострадали. Этот человек остался живой.

 

 

Граница между индивидом и индивидами

— Развитие трансплантации донорских органов через использование одного из двух парных органов или части донорского органа, которые берутся от живого донора, или забор органов после смерти приводит к тому, что все больше ситуаций спасения жизни людей разрушают грань между одним и другим индивидом.

Рокфеллер умер в возрасте 101 год. Это единственный человек в мире, у кого в грудной клетке билось восемь сердец: одно собственное и семь донорских. Первая трансплантация сердца прошла в 62 года. Кроме того, у него дважды была трансплантация почек.

В некоторых деревнях Пакистана все взрослое население имеет одну почку. То, что эта сфера становится высоко коммерциализированной и соединяет технологию с отношением к телесности человека как к набору запасных частей — это одна из очень опасных мировых перспектив.

 

 

Разрушение границ «человек-животное» и «человек-машина»

— Органы животных рассматриваются как решение проблемы с дефицитом донорских органов человека. Органы подвергаются генетической модификации, но идея создания организма из генетически разнородных тканей — это шаг к тому, чтобы границы между биологическими видами не были жесткими.

Еще одна разрушаемая граница — между человеком и машиной. Тело человека соединяется с разного рода техническими устройствами вплоть до имплантируемых интерфейсов двойного направления передачи данных. В России примерно 10 тысяч человек официально имеют статус киборгов. Найджел Экланд потерял руку после травмы на производстве. У него не просто протез, функционально воспроизводящий руку. Она может вращаться на 360 градусов. Это единственный человек с протезом, который умеет завязывать шнурки.

 

Границы между нормой и патологией

— Сегодня расширяются возможности разного типа допингов, психостимуляции, изменения настроения в том числе по не медицинским показаниям. Финский лыжник, пик карьеры которого пришелся на 1960-е годы. На момент его победы в Олимпиаде 1964 года не было возможности диагностировать мутацию гена, которая приводит к повышению снабжения тканей организма эритроцитами на 20–50%. Это генетическая мутация, имеющая допинговый эффект. Сегодня такие мутации можно вызывать направленно. Возникает вопрос, насколько будут дифференцироваться границы и уровни социальной стратификации в соответствии с такими технологиями. Такое разрушение границ между нормой и патологией, конечно, очень сильно зависит от технических возможностей.

 

Граница между собой и своей телесностью

— Есть технологии отчуждения собственной телесности с последующей утратой контроля над их судьбой. Это проблемы биобанкинга. Биобанки — это такие сложные современные институции, где соединяются хранилища разных видов биоматериалов и данных о них. Биобанки типируются по форме собственности, по целям и задачам. Есть общепопуляционные биобанки.

Все началось с женщины, у которой при диагностике онкологического заболевания были изъяты клетки, ставшие основой линии келла, на которой тестируется очень много фармацевтических препаратов. Но суть в том, что женщина не давала согласия на такой тип бессмертия своих клеток. Сейчас любое медицинское манипулирование требует вашего согласия. А биобанкинг требует трансформации условий получения добровольного информированного согласия. В биобанке образцы и информация о них могут храниться неограниченно долго, а значит, в будущем у ученых могут возникнуть такие проекты, принцип которых сейчас даже нельзя сформулировать. Донор к этому времени может уже умереть или не дать согласия на использование материала. Эта форма отчуждения своей телесности, то, что биологическая база нашего существования может иметь свою судьбу. Это новая ситуация.

В 2012–2013 году в Германии девушка, рожденная с помощью донорского полового материала, достигнув совершеннолетия, посчитала себя не связанной обязательствами матери перед биобанком. Девушка обратилась в суд с желанием найти отца и посмотреть ему в глаза. Суд обязал клинику разгласить имя отца.

Изначально такие технологии призваны спасать жизни и давать людям возможность иметь родных биологических детей. Но, как и многие технологии, они оказываются технологиями двойного назначения.

Биобанк Исландии создан частной компанией на деньги венчурной американской компании. Согласие на то, что люди отдают свой биологический материал в этот банк, давал парламент. Люди не давали индивидуального согласия. Подобных банков в мире мало. Тем не менее эта идея границы между собой и своей биологией тоже возникает.

Если вы захотите купить все атомы, из которых состоит тело человека, по оптовым ценам, то потратите 1 доллар 98 центов. Конечно, ценность человека не определяется ценой его атомов. Мы не отличаемся набором ценностей, а отличаемся их иерархией. Это определенные императивы, оценки, запреты. Перспективы движения человека по тому пути, который я обозначила, связаны с тем, какая система ценностей станет определяющей для оценивания таких технологий.


Реклама. Для того, чтобы быстро и точно оценить состояние здоровья, делают МРТ. Данное устройство позволяет с легкостью определить очаг того или иного недуга. На сайте http://intelmed.ru представлена продажа МРТ оборудования от компании  АО «ИнтелМед». Здесь представлен широкий выбор современного медицинского оборудования. 

Имеются противопоказания. Необходима консультация специалиста. 


 

Фото Кирилла Шейна, «7х7»

Комментарии (2)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
04 июл 2018 10:49

Отличная лекция. Уже только ради неё стоило приехать на баркемп.

Жаль что этот хедлайнер выступал на второй день... интересно рассказала