Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Кировская область

В Кирове автобусы два года заправляли топливом для танков. Как эта афера стала возможна и что изменит приговор по этому уголовному делу для жителей города

Уголовное преследование не коснулось ни директора автотранспортного предприятия, ни сотрудников заправки

Октябрьский районный суд Кирова 15 мая признал виновным в мошенничестве при поставках топлива для муниципальных автобусов бывшего замдиректора «Автотранспортного предприятия» Анатолия Криволапова и директора фирмы-поставщика Сергея Бушуева. Чиновники, эксперты, экологи и теперь уже осужденный транспортник рассказали «7х7», почему система контроля дала сбой, как использование печного топлива навредило жителям и бюджету города и поможет ли обновление руководства в АТП избежать повторения такой ситуации. Подробнее ― в обзоре «7x7».

В чем заключались злоупотребления

Дело о злоупотреблениях в сфере муниципального транспорта Кирова региональное управление МВД возбудило в марте 2017 года. Подозреваемыми по нему стали заместитель директора АО «Автотранспортное предприятие» (учредитель — администрация Кирова, предприятие обслуживает 27 городских и 7 троллейбусных маршрутов) Анатолий Криволапов и представители фирм-поставщиков «Промбытсервис» и «Типография Вятка». Им предъявили обвинение по части 4 статьи 159 Уголовного кодекса («Мошенничество, совершенное организованной группой, в особо крупном размере»).

По версии следствия, летом 2014 года они якобы договорились поставлять в АТП печное топливо, судовое, дизельную технологическую фракцию, по документам оформленные как дизельное топливо класса «Евро-5» (это экологический стандарт содержания серы в топливе не больше 10 миллиграмм на килограмм, действует в России с 1 января 2016 года). Эти нефтепродукты не предназначены для заправки автобусов, они дешевле, их использование приводит к повышенному уровню загрязнения атмосферы и увеличивает износ техники (так называемые «средние дистилляты» по ГОСТам 305-82 и 305-2013).

Автобусы АТП по договору с фирмами-поставщиками заправлялись на заправках ООО «АЗС регион 1». В целом с августа 2014 по ноябрь 2016 года АТП закупило 7,1 млн литров не предназначенного для автобусов топлива на сумму 236,8 млн рублей. Разницу между ценой закупки и ценой продажи — 22 млн 690 тыс. рублей — организованная группа забрала себе, распорядившись деньгами по своему усмотрению, выяснили следователи.

В Октябрьский районный суд дело передали 27 сентября 2018 года. 15 мая судья Сергей Кырчанов приговорил Анатолия Криволапова как пособника в афере к 2 годам 9 месяцам в колонии общего режима, Сергея Бушуева к 3 годам общего режима. Суд переквалифицировал обвинение — их признали виновными в мошенничестве в сфере предпринимательской деятельности в особо крупном размере (ч. 7 ст. 159 Уголовного кодекса). Доводы следствия, что за схемой поставок стоит преступная группировка, суд не принял.

Кто пострадал от мошенничества

Город Киров: неоправданные муниципальные расходы

Потерпевшим от мошенничества следователи признали само городское «Автотранспортное предприятие», так как неподходящее топливо закупалось на его средства. Но пострадал и город в целом: деньги на приобретение части автобусов АТП шли из муниципального бюджета.

Экс-замгендиректора Анатолий Криволапов пояснил «7х7», что всплеск снятия с эксплуатации в 2015 году вызван массовым списанием автобусов МАРЗ. Всего в АТП их было 20, по-прежнему работают только два. Автобусы списывали, потому что они были старыми и их ремонт не окупился бы. По словам Криволапова, глава предприятия Николай Дубровин был в курсе ситуации и поддержал предложение списать МАРЗы.

Глава администрации города Илья Шульгин в разговоре с корреспондентом «7х7» назвал сложившуюся в пассажирских перевозках ситуацию «не идеальной».

— Горожане недовольны существующей системой городского транспорта: чадящие «ПАЗики» [автобусы марки ПАЗ], зимой холодно, летом жарко, техника изношена, — объяснил он.

 

Экология и здоровье людей: рост вредных выбросов в воздух

Основное отличие печного, судового топлива и дистиллятов от дизельного топлива ― высокое содержание серы. Несмотря на то, что дизельные двигатели не рассчитаны на такие виды топлива, машины на них ездить будут, в суде это подтвердили несколько свидетелей.

В министерстве охраны окружающей среды Кировской области «7х7» сообщили, как часто городской транспорт с дизельными двигателями проверяли на предмет превышения уровня загрязняющих веществ в выбросах. Проверки проводили сотрудники министерства, администрации и ГИБДД по Кирову.

 

Координатор кировской общественной организации «Чисто Вятка» Григорий Поскребышев сообщил «7х7», что конкретных исследований, как выхлопы сказываются на здоровье, нет.

― Из-за примесей сероводорода, других соединений и дорожной пыли у людей со временем возникает аллергия. Кроме того, у нас [в Кирове] много респираторных заболеваний. «ПАЗики»— это передвижные источники загрязнения, а все предприятия ― промышленные объекты, стационарные источники выбросов в атмосферу. 55–60% загрязнения в Кирове — это передвижные источники, это преимущественно автомобильный транспорт. Пробки, загазованность в час пик... На втором месте пыль, которая мощно влияет на дыхательные пути, слизистую, наружные оболочки глаза, ― рассказал он.

Эксперт проекта #ГринписВоздух Василий Яблоков добавляет, что выхлопы даже от условно экологичного топлива содержат токсичные вещества:

― Тем более, если речь идет о каком-то контрафактном топливе, концентрация этих веществ многократно повышается. Контролировать соблюдение нормативов качества воздуха в населенных пунктах — обязанность Роспотребнадзора, они могут провести замеры, установить концентрацию веществ в воздухе и принять соответствующие меры.

Из архива «7х7»

По его оценке, в России «с выхлопами плохо везде», потому что страна отстает с принятием мировых стандартов для топлива и моторов. Из-за большого количества старого автотранспорта содержание в отработанных газах токсичных веществ довольно велико. Поэтому, считает Яблоков, необходимо обновлять автопарк, менять на более экологичные модели.

― Если говорить о мире в целом, то все чаще речь идет об отказе от двигателей внутреннего сгорания и переходе на электротранспорт. И это не пиар-акция производителей, это уже прописано в законах некоторых стран, ― уточнил он.  

Водители: появление на заправках некачественного горючего

С 2015 года топливо для военной техники (то самое «печное») запрещено продавать через сети автозаправочных станций, но его можно производить. В кировском уголовном деле заправка «АЗС регион 1» закупала ряд дистиллятов и сливала их в один резервуар, продавая под названием «дизельное топливо технологически улучшенное». По мнению осужденного экс-замдиректора АТП Анатолия Криволапова, печное топливо до сих пор продается и на других заправках.

― Как я отличаю? Оно дешевле, на колонке написано «бытовое топливо», а есть другая колонка с названием «дизельное топливо». Да, его нельзя на заправке продавать. Но никто этого вопроса [на следствии и в суде] не поднимал. В 2014 году можно было, с 1 января 2015 нельзя продавать на заправке. Ведь все это топливо продавалось на заправке, но [никаких уголовных дел не возбудили]. И никто не говорит, что на заправках [которые фигурируют в уголовном деле] было и хорошее топливо, не говорят, как оно бодяжилось, ― отметил он.  

Доктор технических наук, завкафедрой тепловых двигателей автомобилей и тракторов Вятской сельхозакадемии Виталий Лиханов выступал в суде по делу о печном топливе в качестве эксперта. Он рассказал, что количество сернистых соединений в топливе влияет на образование нагара, коррозию, износ дизельного двигателя: чем больше процент серы в топливе, тем больше износ двигателя.

Начальник отдела оценки соответствия ФБУ «УРАЛТЕСТ» Евгений Сысуев в разговоре с «7х7» объяснил, что топливо, не рассчитанное для конкретного вида двигателя, снижает срок службы транспорта:

― Ездить на таком нефтепродукте техника будет, но современные двигатели и их экологические системы рассчитаны исключительно на топливо класса «Евро-5». Все остальное будет влиять отрицательно и снижать ресурс: выход из строя экологических систем, топливной аппаратуры, форсунок, износ поршневой группы — а они очень дорогие; силовой агрегат начинает выходить из строя и требовать дополнительных финансовых вложений. Кто готов ремонтировать автомобиль, тратя деньги семейного бюджета, только из-за того, что какой-то бизнесмен решил заработать на некачественном топливе?

Почему схема мошенничества стала возможна

Слабый контроль на предприятии

Гендиректор областного «КировПассажирАвтотранса» Денис Пырлог рассказал, что около 40% автопарка АТП занимает техника индивидуальных предпринимателей, которые работают на субподряде. Глава администрации Илья Шульгин считает, что это упущение предыдущего руководства предприятия ― из-за этого «процент износа сегодня достаточно большой, автобусов не хватает, поэтому мы прибегаем к услугам субподрядчиков». По подсчетам Пырлога, такая схема приносила АТП немалый годовой доход.

― Схема работы АТП достаточно проста, и вызывает у перевозчиков вопросы. Она была придумана задолго до прихода новой команды, но почему-то ломать ее никто не торопится. Схема такая: перевозчик платит предприятию определенную сумму (10-15%) от оборота (даже не от прибыли, которой в принципе нет). Объяснить происхождение этой суммы, по сути, никто не может.  Да, АТП предоставляет часть услуг перевозчикам: стоянка, механики, медики, диспетчеры. Но за это сумма прописана отдельно – 14,5 тысяч рублей с каждой единицы транспортного средства в месяц, плюс эти 10–15%. За год по самым скромным подсчетам сумма достигает около 80–100 млн рублей, ― сказал Пырлог.

Проблемой является и то, что политика распределения маршрутов среди субподрядчиков отбивает у них желание модернизировать свои автобусы. По словам Пырлога, перевозчики, которые много лет работали в связке с экс-директором АТП Николаем Дубровиным, «которые помогали разваливать предприятие, до сих пор работают на более рентабельных маршрутах».

― А те, кто ездит на газе, у кого есть автобусы для перевозки инвалидов, работают на убыточных направлениях. Ситуацию почему-то переломить не могут, хотя это ожидалось ― пришел новый человек, никому здесь не дружественный, ― отметил он.

Из архива «7х7»

Причина такого поведения, возможно, в том, что часть работников АТП использует для пассажирских перевозок личный транспорт. Эти «7х7» подтвердил и Денис Пырлог, который работал на предприятии несколько лет назад, и Анатолий Криволапов, пришедший в АТП в 2013 году.

— Это для меня вообще дико ― работать на предприятии и одновременно иметь здесь свой какой-то бизнес, я считаю, недопустимо. Почему на это не обращают внимания, я не знаю. Но неправильно, когда начальники колонн, начальники гаража, механики имеют свои [записанные на подставных лиц] автобусы там, где работают, у русского человека есть такая отличительная черта ― где-то что-то урвать. И бывало так, что какие-то исправные хорошие автобусы не выпускали на маршрут по указанию начальников, а их личные автобусы выезжали на хорошие маршруты. Фамилии все известны, Сергей Сергеевич [Волков, нынешний гендиректор АТП] все это знает, я ему рассказывал, когда мы знакомились. Но вот скоро будет год, как он пришел, но почему-то ситуация с мертвой точки не сдвинулась, ― рассказал Пырлог.

― У работников АТП есть свои автобусы, даже у водителей. Таких автобусов было полпарка. Я начал борьбу с этим, вел ее три года. Не победил, но большинство убрал. Когда я пришел, большинство автобусов было зарегистрировано на самих работников, и я предлагал им два варианта: либо увольняйтесь из парка и будьте частниками, либо убирайте свои автобусы и работайте в парке, третьего не дано. Большинство людей продали автобусы и ушли из частников, кто-то переоформил на других лиц, потом это все равно выяснилось. И [действующий директор АТП Евгений] Катаев, и [бывший директор Николай] Дубровин знали об этом, но всех все устраивало, ― уточнил Криволапов.  

После возбуждения уголовного дела Криволапов уволился, но связь с бывшими коллегами поддерживает. Из их рассказов он делает вывод, что с приходом Волкова на предприятии ничего не изменилось.

― Они пробуют что-то, но конкретики никакой нет. Попробуй это все сдвинуть ― все поувольняются, и ты никого не наберешь. У механиков на выпуске, которые постоянно в грязи, проверяют, ползают под автобусами, зарплата 22 тысячи, у диспетчера 16 тысяч, работа адская, у начальника колонны ― в районе 30–35 тысяч. Зарплаты небольшие, и возможности увеличить особо нет ― вот и пришаливали кто как. Поэтому сломать систему не получится полностью ни у нового [гендиректора], ни у будущего ― слишком огромное предприятие, большой человеческий фактор. Если менять их, надо давать зарплату [более высокую], а денег нет, ― считает он.

Недостаточный контроль со стороны администрации

Руководитель «КировПассажирАвтоТранса» Денис Пырлог и глава администрации «Кирова» Илья Шульгин согласны, что на скамье подсудимых по делу о печном топливе находились не все ответственные за махинации люди. 100% АО «Автотранспортное предприятие» принадлежит муниципалитету, город контролирует его через совет директоров и через присутствие работников администрации в совете директоров. Гендиректора предприятия назначает администрация, фигуры замдиректоров также согласовываются с мэрией.

― В ноябре 2017 года, когда я пришел на работу в администрацию, я поменял членов совета почти во всех подведомственных учреждениях, чтобы наладить жесткий контроль. Для меня год назад было большим сюрпризом, когда выяснилось, что все без исключения предприятия со 100% участием муниципалитета не принимают по итогам года бюджет на следующий год. То есть люди работали без какого-либо документа, определяющего финансовую дисциплину. Это было везде, в АТП в том числе. Люди просто жили изо дня в день, на глазок определяя, на что потратить деньги, откуда они придут, что сформирует доходную часть, какой будет расходная… Это абсолютно недопустимо ― городское имущество, которое должно использоваться максимально эффективно. Результат такого безобразного отношения ― падение активов до 70–80% по отношению к уровню прошлого года. Я считаю, за это в свое время кто-нибудь ответит из бывших ответственных работников и АТП, и администрации, ― сказал Шульгин в разговоре с «7х7».

При этом, уточняет он, сама форма управления предприятием ― акционерное общество ― вполне рабочая, менять ее на что-либо другое не планируется. По мнению Шульгина, новые лица в составе совета директоров [сейчас из депутатов гордумы в него входят Валерий Крепостнов и Михаил Шихов, сообщили «7х7» в администрации города] позволяют говорить о том, что контроль налажен.

― Уже приняты кадровые решения, изменен состав совета директоров. Акционерное общество ― та форма, которая позволяет высокоэффективно заниматься хозяйственной деятельностью и эксплуатировать городское имущество. Поэтому я не вижу проблем, руководство выполняет свои функции. В марте–апреле закончится бухгалтерский год, и мы увидим цифры предприятия за 2018 год. Они вполне позитивные, ― уверен глава администрации.

Кто должен контролировать качество топлива на заправках

Начальник отдела оценки соответствия метрологического центра ФБУ «УРАЛТЕСТ» Евгений Сысуев объяснил, кто и как часто должен контролировать, что фактически реализуемое на заправках топливо соответствует требованиям ГОСТ и технических регламентов Таможенного союза.

― Если система менеджмента качества автозаправочной станции работает на должном уровне, проверке должна подвергаться каждая партия топлива, поступающая на АЗС, – это называется «входной контроль». В этом случае топливо подвергается экспресс-анализу по таким показателям, как плотность, фракционный состав, массовая доля серы, температура вспышки в закрытом тигле, предельная температура фильтруемости для зимних марок в дизельном топливе и плотность, фракционный состав, массовая доля серы, октановое число по исследовательскому методу, ― рассказал он.

Государственный надзор происходит через два вида проверок ― плановые и внеплановые. Первые проходят по графику выездных проверок, который согласован с прокуратурой, их проводят межрегиональные территориальные управления Росстандарта ― они отбирают пробы топлива на конкретной АЗС и передают их в аккредитованную лабораторию. Внеплановые проверки проводятся по жалобе потребителя.

Крупные бренды дополнительно следят за качеством нефтепродуктов на своих АЗС. Их метрологические службы отбирают пробы по графику, служба безопасности проверяет саму АЗС. Пробы для анализа сдают как в собственные, так и в независимые лаборатории.

Из архива «7х7»

Бывший директор «Автотранспортного предприятия» Николай Дубровин проходил по уголовному делу как свидетель. Его показания в суде и во время следствия разошлись: он так и не смог определенно сказать, знал или нет о том, что качество топлива вызывало сомнения у водителей. По словам Дубровина, предприятие «просто обманули на заправке».

Директор заправки, где заправлялись автобусы АТП, Дмитрий Стексов тоже был свидетелем в деле о мошенничестве с топливом. В суде он настаивал, что не знал, что закупаемое им топливо не предназначено для дизельных двигателей. Ранее в судебных заседаниях свидетели-поставщики и производители нефтепродуктов уточняли, что Стексов был в курсе всех характеристик топлива.

По словам Сысуева, только опытный специалист по внешнему виду или запаху топлива может заподозрить, что оно не соответствует требованиям ГОСТ ― высокосернистое топливо обладает весьма специфическим запахом.

― Без специальных навыков этого нельзя сделать. Могут только возникнуть сомнения, что бензин или дизель не соответствует паспорту, заявленному в сопроводительных документах. Цвет топлива тоже не скажет ничего однозначно: каждый производитель использует свои присадки, и у одного оно белое, у другого желтое, у третьего зеленоватое. Водитель, если у него есть сомнения в качестве топлива, может обратиться с заявлением в местное управление Росстандарта, ― пояснил эксперт.

У любого автотранспортного предприятия, сказал Сысуев, не должно быть вопроса о том, как не попасть на некачественное топливо. Если у них есть своя АЗС ― нужно проверять качество каждой партии топлива. Если нет собственной ― запрашивать у поставщика результаты периодического контроля. Желательно, чтобы контроль осуществляла независимая аккредитованная организация. 

Чьи действия привели к ошибке

Факт подобного уголовного дела глава администрации Кирова Илья Шульгин считает ударом по репутации не города, а людей, «которые возомнили себя абсолютно безнаказанными».

― На территории города нарушался закон, задача города была в том, чтобы это беззаконие прекратить, что и было сделано. Почему не было сделано раньше, я не знаю. Но моя задача ― по всем направлениям прекратить нарушение закона и наладить нормальную работу, как это прописано в законодательстве, нормативных актах и должностных инструкциях. Хоть везде пиши: «Закон нарушать нельзя». Но когда начинаешь призывать людей к соблюдению закона, начинаются разные попытки дискредитировать работников администрации, меня, что мы пытаемся разрушить бизнес. Какой бизнес, зачем он нужен, если он не приносит налогов? Бизнес, не приносящий налогов, называется воровством. Когда их вытаскиваешь на свет, они начинают на всех углах кричать, где школы, детские сады. А школы и детские сады, образно говоря, у них в кармане, потому что они систематически не платят налоги в бюджет. В таком случае бюджету откуда брать деньги на строительство? ― рассказал он.

Из архива «7х7»

По его мнению, сама система управления создана нормально, «просто надо следить за тем, чтобы она работала, и не допускать нарушений». Шульгин отметил, что при этом не стал бы «всю ответственность перекладывать на муниципалитет, потому что это орган исполнительной власти, у него нет функции вести хозяйственную деятельность ― мы должны организовать процесс».

― Есть АТП, у него есть гендиректор, совет директоров ― это все должно работать. Поэтому я считаю, что заправка автобусов (весьма дорогостоящей техники, которая стоит на балансе АТП) некачественным топливом стала возможна исключительно потому, что была преступная халатность и небрежность со стороны руководства АТП. Сколько угодно можно рассказывать, что ты ни при чем, но если при тебе как при генеральном директоре это все происходило, то вся полнота ответственности, я считаю, должна лежать на бывшем гендиректоре. А не на тех людях, которых сегодня мы наблюдаем в суде, ― они просто исполнители. При этом я не снимаю ответственности с администрации ― и отсутствие должного контроля, если не прямое попустительство, к этому привело. Вопросы очень простые, и преступное, небрежное отношение к своему делу и привело не только к тому, что с предприятия фактически были выведены деньги, но к тому, что некачественное топливо наносит ущерб чисто по технической части, ― добавил он.  

Гендиректор «КПАТа» Денис Пырлог ответственными за случившееся считает и Николая Дубровина, и сотрудников администрации города.

― Я читал в СМИ, Дубровин говорил, что он был не в курсе, но это вранье. Я тогда вообще не понимаю, куда смотрел совет директоров предыдущего состава. Я в своем предприятии вижу, каким топливом заправляется автобус, я езжу по городу. У меня ощущение, что Дубровин передвигался на вертолетах и не видел, как ездят его автобусы. Я вижу, я несколько раз в неделю спускаюсь на ремзону, общаюсь с водителями. Администрация, под окнами которой проходит большинство автобусов, ― как можно было не видеть, что автобусы чадят? Это вопросы уже к [бывшему главе отдела транспорта администрации города] Олегу Юрьевичу Чичибабину, который потом стал замдиректора АТП.

Пырлог  напомнил о возможной ответственности директора заправки Дмитрия Стексова:

― Виноват ли он? Морально ― да, виноват, позволил этому случиться. Насколько я знаю, к нему вообще много претензий было со стороны контрагентов… Наверное, печное топливо все еще имеет спрос, но почему его разрешают продавать невоенизированным организациям, я не знаю ― ведь реально проследить, если его берет поставщик, куда он потом его девает. Может быть, за это и есть ответственность, но она настолько малозначительна, что человеку проще заплатить штраф и дальше продолжать.

Что изменит уголовное дело

Илья Шульгин описал план усовершенствования системы пассажирских перевозок: сделать ее «более совершенной», «совершенствовать маршруты, закупать новую технику, планировать на пять–десять лет такую систему, которая была бы удобна и выгодна горожанам».

Он считает, что с точки зрения закона инструментов контроля хватает, и они позволяют избежать повторения уголовного дела, такого же по сути и схеме, но с другими обстоятельствами.

― Единственный способ избежать злоупотреблений ― контроль за всеми видами деятельности предприятия. У всех [гендиректора, членов совета директоров] есть должностные инструкции, где четко прописано, что они могут делать, а чего делать категорически не могут. Все заложено в регламенте предприятия, нужно только правильно и вовремя осуществлять контроль. Эта функция возложена на совет директоров, администрация также должна оперативно отслеживать работу предприятия. Система работает нормально. Акционерное общество работает на основании закона об акционерных обществах, там все прописано. Проблема системы была только в людях, которые не исполняли свои обязанности на рабочем месте. Если все контролировать, ошибки никакой не будет, и все будет нормально. А это все не делалось: система работает, но люди почему-то думали, что можно бесконечно ее не исполнять. За это они и были уволены с позором, ― заявил Шульгин.  

Анатолий Криволапов уверен, что проблема с транспортом «только в головах» у тех, кто сидит у власти:

― Я защищал диссертацию конкретно по транспорту города Кирова: что развязать, что убрать. Я ради АТП, думал, как лучше сделать и для людей, и для города. И учился, чтобы оставаться в городе, делать для него что-то хорошее. А у нас одни идиоты, которым делать ничего не хочется. Можно, конечно, жить с такой позицией, чтобы продержаться подольше в кресле, получать зарплату, но зачем вы такие нужны?

Еще до приговора он обрисовал несколько вариантов изменений для городского транспорта в Кирове: перенести метров на пять пешеходные переходы с проблемного перекрестка у администрации города, чтобы избавиться от пробок; перенести дальше конечные остановки, так как город расширяется; разбить точки конечных остановок, чтобы автобусы не скапливались в одном месте и не дымили в окна; укоротить маршруты, даже если людям придется ездить с пересадками, потому что иначе АТП продолжит нести убытки; пустить по трем центральным улицам (Карла Маркса, Октябрьскому проспекту, Ленина) только троллейбусы, если ставится вопрос экологичности транспорта.

Координатор движения «Чисто Вятка» Григорий Поскребышев смотрит в будущее со скепсисом:

― Если меня вызовут куда-то поговорить [об этой проблеме с выхлопами], это ничего не изменит. Мы с вами, как хорошие неравнодушные люди, пошумим, власти отчитаются: «Мы молодцы, обращаем на это внимание». После моих передач и интервью бывают, конечно, рейды с природоохранной прокуратурой, выявляют эти «ПАЗики», составляются протоколы со штрафами от 500 рублей. Но протоколы вешаются на исполнителей, рядовых служащих, водителей и механиков, не на хозяев. И проблема остается актуальной.

Ирина Шабалина, «7х7»

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Последние новости