Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Пензенская область
Пензенская область

«У нас тут не расследование методов ведения следствия». В Пензе суд начал заслушивать доказательства защиты по делу «Сети»*

После длительного перерыва в Пензе 3 сентября возобновились судебные заседания по делу о террористическом сообществе «Сеть»*. Из-за болезней ветрянкой фигурантов Ильи Шакурского и Василия Куксова суд откладывал процесс больше чем на месяц. На заседании сторона защиты начала представлять доказательства невиновности своих подзащитных. Первым свидетелем защиты стала жена одного из фигурантов — Дмитрия ПчелинцеваАнгелина Пчелинцева. Что нового стало известно по делу «Сети»*, как реагировал суд и гособвинитель на доводы защиты — в репортаже корреспондента «7х7».

Приволжский окружной военный суд рассматривает уголовное дело в отношении семи фигурантов ― Ильи Шакурского, Дмитрия Пчелинцева, Армана Сагынбаева, Василия Куксова, Андрея Чернова, Михаила Кулькова и Максима Иванкина. Им предъявлено обвинение по части 2 статьи 205.4 Уголовного кодекса РФ («Организация террористического сообщества и участие в нем»). Шакурскому и Пчелинцеву также инкриминируется преступление, предусмотренное частью 1 статьи 205.4 УК РФ («Создание террористического сообщества»). Подсудимые не признают своей вины и утверждают, что давали показания под пытками.

 

«С этого момента все серьезно»

Первого свидетеля защиты ― жену Дмитрия Пчелинцева Ангелину ― суд допрашивал около двух часов.

Пчелинцева сказала, что знает из фигурантов дела только Армана Сагынбаева, Андрея Чернова, Максима Иванкина и Илью Шакурского. С Шакурским (ему и Пчелинцеву вменяют организацию сообщества «Сеть»*), по словам Пчелинцевой, супруг не общался из-за разного возраста, разных интересов и личного конфликта.

― Я думаю, они просто друг другу не подходят. «Привет-пока»: дружбы у них никакой не было, ― сказала Пчелинцева суду.

Свидетель рассказала об увлечениях супруга до ареста: играх в страйкбол, оружии, музыке и концертах. О дне, когда мужа арестовали ― 27 октября 2017 года, ― Ангелина Пчелинцева рассказала подробнее.

Жена Дмитрия Пчелинцева Ангелина

Жена Дмитрия Пчелинцева Ангелина, автор: Евгений Малышев

— Около восьми утра Дима вышел из дома, чтобы ехать встречать бабушку с вокзала. Назад он вернулся с сотрудниками ФСБ: они открыли дверь его ключом. Их было человек десять, с понятыми. Я в это время спала: просто открыла глаза и увидела людей. Они были не в форме, никак не представились и не показали удостоверений, не сказали, по какому поводу обыск. Сказали мне встать с кровати, ― сообщила свидетель.

В момент обыска машины она наблюдала за происходящим с расстояния пары метров. Автомобиль, как сказала суду Ангелина, открыл сотрудник ФСБ, в нем нашли гранаты.

— Не знаю, откуда эти гранаты могли быть. Это какая-то глупость: не вижу логики, чтобы они лежали под задним сиденьем. Потом меня оттолкнул сотрудник ФСБ и сказал: «Все, с этого момента все серьезно», — сообщила Пчелинцева.

После задержания мужа у Ангелины, с ее слов, было несколько встреч с сотрудниками с ФСБ, давление началось на первой же из них. На свидания с мужем и допросы ее приглашали через мессенджер Whats App.

— Следователь сказал, что мы неправильно понимаем понятие терроризма — как связанное с исламом. Теперь нужно привыкать к новому понятию. Я спросила, как он [муж] мог что-то совершить, не понимая этого понятия, но следователь мне не ответил, — пояснила свидетель.

 

«Не надо уводить в сторону судебное следствие»

Пчелинцева давала показания неспешно и последовательно отвечала на все вопросы адвокатов, гособвинителя и суда. Когда адвокаты дошли до вопросов о пытках, она не смогла сдержать слез.

― На свиданиях он [муж] был подавлен, но говорил, что все хорошо. Это было противоречиво. <…> [Сотрудники ФСБ] сказали мне, что он подозревается в серьезном преступлении и что ему грозит пожизненное заключение. Сказали, нужно подтверждать, что готовился государственный переворот, или будет хуже. Один из них крутил в руках шило. Другой [сотрудник] сказал, что нужно просто выстрелить кому-то в ногу, ― вспомнила на суде Пчелинцева.

Когда свидетель начала подробнее рассказывать о пытках мужа, суд остановил допрос.

― Это к существу дела имеет отношение? ― обратился судья Юрий Клубков к адвокатам, ― Не надо уводить в сторону судебное следствие. Дело в отношении Пчелинцева, а не [его] жены рассматривается. У нас не расследование методов ведения следствия: по этому вопросу уже принято процессуальное решение, я вам еще раз объясняю. У нас предмет рассмотрения другой несколько.

После этого адвокаты продолжили допрос Пчелинцевой. Свидетель рассказала, что видела на теле мужа синяки и ссадины. По ее словам, супруг говорил ей, что его каждый день пытают и он не знает, сможет ли это перенести. Она рассказала об угрозах в свой адрес и адрес мужа:

― Он [Пчелинцев] был подавлен, испуган и, наверное, понимал, что никак не может это остановить. Боялся, что они [сотрудники ФСБ] могут подстроить его самоубийство. Сказал, его убьют, если я буду общаться со СМИ и правозащитниками. Сотрудники ФСБ сказали, что со мной будет то же самое, что и с ним. Дима сказал, что я беременна [чтобы меня защитить], на что они ответили, что отправят меня в колонию в Мордовию, где беременных насилуют в два раза чаще.

Дмитрий Пчелинцев задал жене несколько уточняющих вопросов, суд ему не препятствовал. Он обращался к супруге на «вы» и допрашивал ее около семи минут. Самым странным вопросом был вопрос о том, что такое «тактикульность» (использование чрезмерного количества тактических принадлежностей на огнестрельном оружии независимо от того, нужны они или нет).

Судья спросил свидетеля, что изъяли из их с Дмитрием квартиры при обыске. При этом он задавал повторяющиеся вопросы о деталях, которые запрещал задавать адвокатам: представлялись ли Ангелине лица, проводившие обыск, и на каком расстоянии она находилась при обыске автомобиля.

Гособвинитель Сергей Семеренко спросил Ангелину Пчелинцеву об играх в страйкбол и повреждениях на теле мужа, которые она видела. Его интересовало также, как долго они с Дмитрием встречались до брака.

 

«Сказали, проверят, есть ток или нет»

На заседании 3 сентября адвокат Армана Сагынбаева Ольга Рахманова впервые подробно огласила, как задерживали ее подзащитного в Петербурге. Сагынбаев рассказывал об этом адвокатам на опросах 31 мая и 1 июля 2018 года.

Из этих протоколов следует, что 5 ноября 2017 года при обыске и задержании сотрудники ФСБ якобы применяли к Сагынбаеву пытки. Со слов подсудимого, ему надевали на голову текстильный мешок и били, чтобы узнать необходимую информацию.

«В какой-то момент я понял, что меня везут за пределы Санкт-Петербурга, но куда, я предположить не мог. Во время всей поездки я находился с мешком на голове и в наручниках. Пока мы ехали, я увидел, как мужчина с татуировкой „ВДВ“, который меня избивал, достал коробку. Из нее выходили два провода, которые прикрепили к моим большим пальцам рук. Сказали, проверят, есть ток или нет. Мне стало безумно больно, и я понял, что [по мне] пропускают ток», – рассказал Сагынбаев на опросах.

Из его показаний следует, что его просили назвать имена сообщников и рассказать, как можно изготовить взрывные устройства: если он не отвечал, то получал удар током.

«Они [сотрудники ФСБ] говорили, что если я не буду сговорчивее, то с моими близкими может случиться то же самое, потому что я террорист. Длилось это примерно часа четыре. Когда меня привезли в СИЗО [Пензы], то при осмотре никто не обратил внимания на следы от тока», – говорил Сагынбаев на допросах.

В феврале 2018 года Сагынбаев запретил адвокатам сообщать о случившемся «из-за страха новых пыток и давления на близких». После предъявления обвинения позиция Сагынбаева, по словам адвоката Рахмановой, изменилась. Судья Юрий Клубков напомнил, что Сагынбаев еще не давал показаний суду и нужно сначала нужно дождаться их.

 

Экспертиза по наркотикам

Адвокат Михаила Кулькова Игорь Кабанов на заседании 3 сентября попросил суд обратить внимание на нестыковки по одной из экспертиз по наркотикам, которые связали с делом «Сети»* осенью 2017 года.

Из материалов дела следует, что в постановлении о назначении химической экспертизы от 31 марта 2017 года фигурирует 30 свертков, тогда как эксперт сделал заключение о 31 свертке (еще один был найден в перчатке).

― Количество представленных свертков при вскрытии и количество свертков в заключении не совпадают. Несмотря на это, эксперт Кравченко составил акт и вышел за пределы своих полномочий, а руководитель центра не приостановил производство экспертизы и не проинформировал об этом несоответствии, ― заявил защитник Кабанов.

По его словам, описание части свертков в заключении эксперта не соответствует их описанию при изъятии: они имеют разные цвета упаковки и нумерацию пакетов.

Следующее заседание по делу «Сети»* пройдет в Пензе 10 сентября. На нем защита продолжит представлять свои доказательства в пользу подсудимых.

 


Уголовное дело о террористическом сообществе «Сеть»* ФСБ возбудила в октябре 2017 года.

Суды по делу «Сети»* начались в Пензе 14 мая, на первом из них огласили обвинительное заключение, подсудимые не признали свою вину и заявили, что признательные показания дали под пытками. Часть показаний впервые обнародовали 15 января 2019 года на открытом заседании в Пензенском областном суде. До сих пор ни одно уголовное дело по заявлениям адвокатов и родственников о пытках фигурантов не возбуждено.

Одновременно в Петербурге проходит процесс по так называемому «питерскому» делу, где судят еще двух фигурантов дела «Сети»* ― Виктора Филинкова и Юлия Бояршинова. Члены Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) первыми зафиксировали у них следы от электричества.

*Сеть — террористическая организация, запрещенная в России.

Екатерина Герасимова, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Последние новости