Новости, мнения, блоги
Архангельская область
  1. article
  2. Архангельская область
Архангельская область

«Надеюсь, с жестким диском все будет хорошо и они послушают альбом моей группы». Архангельский журналист — о допросе и обыске по делу ФБК

Корреспондент архангельского портала 29.ru Ярослав Вареник пострадал по делу об отмывании денег в Фонде борьбы с коррупцией (ФБК), хотя с 2017 года не имеет никакого отношения к местному штабу Алексея Навального.

В конце октября суд арестовал на банковском счете журналиста 75,5 млн руб. [на момент ареста на счете Вареника, по его словам, было 44 тысячи руб.; суд может арестовывать любую предполагаемую сумму, даже если фактически ее нет на счете – ред.]. До этого его обыскивали и допрашивали в Следственном комитете. В интервью «7x7» Вареник рассказал, как следователь его «развел как лоха» и признался в симпатии к «Майн кампф» во время обыска.

О начале карьеры и любимых темах 

В 2017 году два месяца я был волонтером в штабе Навального. Однажды знакомая журналистка пришла и сказала: кто хочет стать журналистом? (На портале 29.ru тогда была вакансия). Я подумал, что это очень крутое предложение, к тому же без работы сидел. Из штаба Навального ушел сразу на 29.ru, прошел стажировку и остался. Я думаю, что меня называют политическим журналистом из-за описания на нашем сайте, где в информации обо мне написано, что я освещаю политические темы. В основном я освещаю судебные заседания, протестные акции, какие-то проблемы городской среды. Так получается, что большинство моих текстов идет в рубрику «политика». Мне про это интересно писать.

До обыска

Начиная с 13 октября в Архангельске два дня подряд шли обыски: сначала у [экс-главы регионального отделения «Яблока»] Юрия Чеснокова по делу ФБК, потом у [юриста, выступающей против строительства полигона на Шиесе] Оксаны Владыки — уже по другому делу. И я начал всерьез задумываться. Я читал о том, что приходят не только к нынешним сторонникам Навального, но и к бывшим. Я подумал, что надо бы как-то к этому подготовиться: зашифровать данные, удалить ненужные файлы, истории браузера, поставить пароли. Не успел. 

Обыск

Ночью засиделся за треком [Вареник пишет электронную музыку]. 16 октября в 7:30 мне позвонили в дверь. Было два следователя и два сотрудника уголовного розыска. У них не было постановления суда на проведение обыска, они делали его позже, но до сих пор я его не видел. Понятыми взяли двух соседок. 

Искали документы. Нашли у меня пакетики с гипсом. У меня был набор для изготовления магнитиков. Берешь гипс, заливаешь в форму, там какие-то рыбки получаются. И вот следователь открывает коробку, а там вот эти пакеты белого порошка, у него лицо вытягивается типа: «Это что такое, здесь же на весь город хватит». А в столе у меня лежал огромный пакет с мятой. Жуть. 

Потом увидели у меня черную папку. Открывают, а там «Майн кампф» Адольфа Гитлера [книга запрещена в России]. Я ее распечатал в 2013 году. Я начинаю вспоминать все, что я писал по экстремизму. Но следователь сказал, что он запрещен только для распространения, а для личного хранения можно, еще добавил, что сам читал и ему понравилось. Вместе с гипсом нашли телефон Nokia C5-03 2010 года выпуска, посмотрели, изымать не стали. С [новым] телефоном не повезло — оставил его на видном месте. Просили разблокировать или сказать пароль. Я этого делать не стал. В итоге пообещали возвращать все очень долго.

В итоге изъяли телефон, жесткий диск, какие-то бумаги с планом спасения Северной Двины, который мне подарил один из моих респондентов, и блокнот с цитатами [губернатора Архангельской области] Игоря Орлова и лекцией по истории.

На допросе

[После обыска в квартире Вареника отвезли на допрос к следователю в качестве свидетеля]. Меня спросили, владею ли я биткоинами, знаком ли с Алексеем Навальным, знаком ли с [его соратником Леонидом] Волковым, и еще какие-то имена называли. Я воспользовался 51-й статьей Конституции, не стал свидетельствовать против себя и своих близких.

Следователь снова попросил разблокировать телефон, а на отказ ответил, что в таком случае его вернут, скорее всего, сломанным.

Я офигел, они и так силой запихали все мои вещи в пакет намного меньшего размера. Ну, надеюсь, с жестким диском все будет хорошо и они послушают альбом моей группы.

Еще следователь развел меня как лоха. После допроса он дал мне на подпись бумагу о том, что я получил копию протокола допроса. Я ему говорю, что я же ничего не получил. Он ответил, что мы сейчас сходим и распечатаем. В итоге я получил только протокол обыска, протокол допроса я вообще не видел. Еще следователь сдвинул время на час, а я не указал это. 

За телефон обидно. Там была масса фотографий и диктофонных записей.

Арест средств

Я много общался с [братом координатора штаба Навального в Архангельске Андрея Боровикова] Олегом Боровиковым , у которого тоже был обыск по делу ФБК, а его счет также арестовали на 75,5 млн рублей. Он сказал подождать три дня, именно в такой срок были арестованы средства на счету Боровикова. Но у меня ничего не произошло [за три дня], и я успокоился. Еще в день обыска я снял с карты 20 тысяч рублей, потому что собирался в отпуск. А через неделю, когда пришли отпускные, по решению Басманного суда счет арестовали на 75,5 млн руб. Я уже отправил апелляционную жалобу, чтобы мне вернули счет. Это очень подкосило мое состояние. А на следующий день я получил письмо из УМВД по Архангельску о том, что меня обвиняют по части 2 статьи 5.26 КоАП РФ («Умышленное публичное осквернение предметов религиозного почитания») за добавленный на страницу «ВКонтакте» клип польской блэк-метал группы «Батюшка» 

Об осквернении предметов религиозного почитания

«На вас заведено административное дело…» Я как только эту страницу [постановления о возбуждении административного дела] увидел, еще не прочитал, но понял, что там какой-то бред. Я уверен, что меня оштрафуют, и думаю, что это будет 30 тысяч, потому что обычно минималку дают. В том году за публикацию этого клипа оштрафовали одного молодого человека, я списался с ним. Он показал мне допрос настоятеля духовного училища, который накатал в полицию заявление о том, как этот клип его оскорбляет. 

Самое сложное в этом деле — ждать. Сейчас я жду экспертизы видеоматериалов.

Я считаю, что преступление без жертвы — это не преступление. Оскорбление — это вообще какая-то эфемерная вещь, которая дает возможность, прикрываясь оскорблением, играть разными статьями и судить всех неугодных тебе людей.

В этом году в Северодвинске судили Анатолия Казиханова. На суд к нему пришла верующая женщина — божий одуванчик. Так она сказала: да, я верующая, но считаю, что Анатолия нельзя судить, потому что человек не должен быть судим дважды. Бог его и так осудит.

В общем, бог сам разберется, осквернил я что-то или нет. Пусть он выносит наказание, а то какой-то сотрудник ФСБ просто сидел и думал, за что бы зацепиться. Поковырялся в моих записях и нашел. У этого клипа больше 100 тысяч просмотров [323 тыс.]. А сколько людей его добавили к себе, страшно представить. Я вспоминаю шутку-поговорку: строгость российских законов нивелируется необязательностью их исполнения. Соответственно, когда хотят наказать, происходит это довольно выборочно.

О своем творчестве

[Ярослав Вареник сам является гитаристом и композитором музыкальной метал-группы Freiheit band. Название в переводе с немецкого означает «свобода». По словам журналиста, в основном их песни о безумии, ненависти и смерти].

Особую иронию я нахожу в том, что недавно я начал писать новый альбом, в котором смешивал электронику [электронную музыку] и православные хоры. Я сделал пока только один трек. Наверное, когда я это выпущу, это будет восприниматься совсем по-другому в свете последних событий.

Карина Заболотная, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Свежие материалы