Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Пензенская область
  1. article
  2. Пензенская область
Пензенская область

«Основное доказательство моей вины — „признание“ под пыткой». Подсудимый по делу «Сети»* Илья Шакурский попросил приостановить суд в Пензе до расследования пыток подследственных

Подсудимый по делу «Сети»* Илья Шакурский 7 ноября попросил суд приостановить процесс в Пензе до нового расследования пыток, которым, по его утверждению, подвергались подследственные по этому делу. Как на это отреагировали судьи, защитники и гособвинитель — в репортаже корреспондента «7х7» из зала суда.

«Прошу перестать игнорировать»

Илья Шакурский объяснил, почему вынужден снова говорить о пытках в деле «Сети»*. Он заявлял о них вместе с другими фигурантами на следствии и на протяжении нескольких судебных заседаний:

— Я, конечно, понимаю, что все уже устали слушать о наших заявлениях по поводу пыток и давления. На самом деле и мне не хотелось бы все это еще раз озвучивать. Но мне приходится. По той простой причине, что никаких мер по нашим заявлениям — а их поступало довольно-таки много и от подсудимых, и от свидетелей — так и не принимается. А учитывая, что мне грозит от 15 лет тюрьмы до «пожизненного» [заключения] и основным доказательством моей вины являются признательные показания, я думаю, что расследование [о пытках] — это важная часть [дела «Сети»*].

Шакурский попросил считать его слова официальным обращением к общественности и уполномоченным лицам, которые могут содействовать проведению расследования заявлений о пытках фигурантов «Сети»*. Последних он попросил «перестать игнорировать эти заявления».

Шакурский напомнил, как проводились проверки по его заявлениям о пытках, как проходили закрытые суды по их обжалованию и как несколько раз выносились отказы. Последний из них 21 марта 2019 года вынес Приволжский (c 1 октября — «Центральный») окружной военный суд в Самаре. Судьи из этого же суда сейчас ведут основной процесс по делу «Сети»* в Пензе.

Доводы Шакурского

Шакурский перечислил судьям несколько фактов, которые, по его мнению, говорят о необъективности расследования по пыткам весной 2018 года.

  • Самого Шакурского во время расследования ни разу не опрашивали. Следователь военно-следственного отдела Следственного комитета России по Пензенскому гарнизону Меркушев, который проводил расследование, отказался брать у него пояснения, когда Шакурский заявил что даст их только в присутствии своего адвоката Моргунова.
  • Медицинские экспертизы, которые могли бы доказать пытки током, не проводились. Шакурский обратил внимание суда, что современные экспертизы позволяют обнаружить последствия электротока даже спустя длительное время и без видимых внешних повреждений на теле.
  • Не запрашивались видеозаписи с камер наблюдения СИЗО.
  • Следователь опросил нескольких «сокамерников» Шакурского спустя год после его заявлений о пытках. Как пояснил подсудимый, они не были его сокамерниками и того, кого он указал в заявлении, следователь так и не опросил.

— То, что расследование было проведено необъективно, указывает как раз-таки на то, что пытки и давление были, —  предположил Шакурский. —  Если бы этого не было, то следователю ничего бы не стоило запросить видео [с камер наблюдения изолятора]. Или хотя бы допросить сотрудника СИЗО, который вел меня в карцер. Или провести [медицинскую] экспертизу — и был бы документ, что пыток не было. <…> Если я был бы виновен, то неужели все обвинения снялись бы после того, как были доказаны пытки? Нет, они бы остались. Но следователь этим сам показывает, что кроме [моих] признательных показаний ничего не доказывает моей принадлежности к террористическим организациям.

«Постановлением будут прикрываться все»

После заявления Шакурского выступили адвокаты подсудимых.

Адвокат Андрея Чернова Станислав Фоменко:

— Экспертиза по току не делается потому, что государство не хочет этого делать. Ему достаточно объяснений опрошенных лиц [следователей], что «мы пояснили, что мы никаких пыток не делали». И все.

Адвокат Дмитрия Пчелинцева Оксана Маркеева:

— Это [расследование пыток] вопрос не столько к суду, сколько к обвинителю. У нас тут в судебном заседании находится представитель обвинения [Сергей Семеренко] — как у нас говорят, «око государево». И каждый раз, когда заявляется о пытках, прокуратура должна реагировать на это. И мы, и наши подзащитные, и родственники, и все, кто проникся душой к этому делу [«Сети»*], говорят мне: «Ну почему не проводится расследование?»

Адвокат Ильи Шакурского Сергей Моргунов:

— У нас [в материалах дела] есть постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению о пытках. Естественно, обвинение и суд будут ссылаться, что «провели проверку, пришли к выводу, что преступления не совершено», и указывать на это постановление как на доказательство, что пыток не было. А фактически никаких мероприятий и объективной проверки, которые бы позволили бы это установить [факт пыток], не проводилось. Но этим документом [постановлением] будут прикрываться все, к сожалению.

Судья Юрий Клубков сказал, что так и не понял, что адвокат Моргунов имел в виду.

«Вопрос правомерности действий ФСБ неуместен»

По просьбе Шакурского суд приобщил к материалам дела постановление Приволжского окружного военного суда от 21 марта 2019 года об очередном отказе по расследованию пыток — на постановление Пензенского военного гарнизонного суда от 30 января 2019 года. В отказе Приволжского суда сказано, что на момент рассмотрения жалобы предварительное следствие в Пензе было уже завершено — дело ушло в суд. Действия сотрудников ФСБ должны были быть обжалованы на стадии досудебного производства.

В связи с этим подсудимый попросил нынешних судей дать оценку проведенной проверке по расследованию пыток и рассмотреть вопрос о проведении новой. Судья Юрий Клубков пояснил Шакурскому, что сейчас в Пензе рассматривается «дело не об этом».

– К нам в суд дело поступило только 4 апреля. К тому времени все проверки были уже проведены, с отрицательным для вас результатом, — пояснил судья. — <…> Когда у нас начинался процесс в конце мая, адвокат [Анатолий] Вахтеров обратил внимание, что отказы в возбуждении уголовного дела получены, все с ним ознакомлены. В настоящее время защита посчитала необходимым не обжаловать дальше указанные решения в Верховном суде и иных судебных инстанциях. Посему вопрос о рассмотрении сейчас каких-то мероприятий, связанных с проверкой о правомерных действиях сотрудников ФСБ в данном судебном заседании неуместен. У нас предмет немножко другой.

Шакурский попросил суд приостановить процесс по делу «Сети»* до нового расследования пыток. Судья ответил, что основной судебный процесс этому никак не препятствует.

— Никто не возражает — пусть проводятся проверки. Для этого надо обжаловать уже состоявшиеся решения и доказать их неправомерность, — подсказал Юрий Клубков. — По какой причине вы их не обжаловали дальше, это вопрос к защитникам. У нас законом срок [обжалования] не установлен. На этом мы и закончим с этим.

Шакурский на это сообщил суду, что ЕСПЧ начал рассматривать жалобы по пыткам. Гособвинитель Сергей Семеренко заявления Шакурского и адвокатов о пытках не комментировал.

Следующее заседание состоится 8 ноября, на нем подсудимые намерены продолжить давать показания. Судья Юрий Клубков напомнил сторонам, что процесс подходит к завершению и пора переходить к прениям.


Дело «Сети»* ФСБ возбудила в октябре 2017 года, по нему задержали 11 молодых людей из Пензы и Санкт-Петербурга. Судебные процессы по делу «Сети»* идут параллельно в обоих городах: суды отказались объединить два дела в одно.

Подсудимые не признали свою вину и заявили, что «сознались» под пытками. Ни одно уголовное дело по заявлениям о пытках фигурантов дела не возбуждено.

Сторона обвинения в Пензе закончила представлять доказательства в конце июля, с начала сентября сторона защиты представляет суду свои доказательства. Результаты независимой экспертизы аудиозаписей из материалов дела разошлись с результатами экспертизы ФСБ.  В конце октября Центральный окружной военный суд объявил, что судебное следствие окончено и пора переходить к исследованию дополнительных доказательств и готовиться к прениям.

Адвокаты сказали, что представили еще не все доказательства и намерены продолжить заявлять о них суду. На заседании 6 ноября они представили рецензии независимых экспертов — психолога и лингвиста, — которые раскритиковали несколько экспертиз ФСБ.

*«Сеть» — террористическая организация, запрещенная в России.

Екатерина Малышева, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Последние новости