Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Пензенская область
  1. article
  2. Пензенская область
Пензенская область

«Как только я начинал говорить про ФСБ, опрос прерывался». Защита потребовала заново проверить жалобы на пытки фигуранта «пензенского дела»

Центральный окружной военный суд в Пензе с 14 ноября изучает материалы проверок о пытках подсудимых по делу «Сети»*. Пока судьи исследовали только материалы по Илье Шакурскому, Дмитрию Пчелинцеву и Василию Куксову. Доследственная проверка по жалобам последнего не начиналась пять месяцев.

Нестыковки и нарушения

Василий Куксов, в отличие от Ильи Шакурского и Дмитрия Пчелинцева, не заявлял о пытках электрическим током, но подробно рассказал о других издевательствах. По его словам, сотрудники ФСБ применяли к нему физическое и психологическое давление и избивали при задержании 18 октября 2017 года, а также в здании управления ФСБ по Пензенской области. Куксов, в частности, вспоминал, что там ему «хотели отрезать палец, но не отрезали». Насилие якобы сопровождалось угрозами расправы с ним и его супругой. Защита Куксова подавала жалобы на действия сотрудников ФСБ, но уголовных дел по ним возбуждено не было.

― Мы понимали, что нет никакого смысла обжаловать отказ на стадии предварительного следствия, что все будет искажено и ответ будет аналогичным, сказал адвокат Куксова Александр Федулов суду.

Материалы проверки военно-следственного отдела СК в отношении Куксова в суде оглашали 14 и 15 ноября. После этого Василий Куксов и его защитник представили суду нестыковки и нарушения, которые нашли в этих материалах.

Куксова задерживали трое оперативников ФСБ — Миряев, Романков и Спирин. В ходе доследственной проверки на предмет пыток подсудимого Спирин заявил, что при задержании представился, предъявил служебное удостоверение сотрудника ФСБ и предложил проследовать в УФСБ по Пензенской области. По словам самого Куксова, ему никто не представлялся и удостоверений не показывал — «избили и затолкали в машину». Адвокат Федулов также обратил внимание судей на противоречия в показаниях оперативников. Один из них сказал, что Куксова удерживали за верхнюю одежду и за руку, когда он пытался убежать и скрыться в подъезде. Другой сказал: удерживали, чтобы Куксов не скрылся и не причинил вред другим людям с учетом наличия общественной опасности.

Одна из главных нестыковок, по словам Куксова, — «выпадение времени» в протоколах и показаниях сотрудников ФСБ в день его задержания 18 октября 2017 года. Это интервал между 18:00 (с момента задержания) и 21:30 (когда привезли обратно домой на обыск). В документах ФСБ и доследственной проверки на предмет пыток об этом ничего не сказано. По словам Куксова, в это время его возили в ФСБ и допрашивали без протокола:

― Факт, что я беспрерывно находился в руках ФСБ с самого задержания — с 18 часов 18 октября и до доставления в СИЗО 19 октября в 4:35 утра — будто намеренно опускается в материалах проверки. Иначе сложно объяснить, что происходило со мной хотя бы [в интервале времени] с задержания в 18:00 и до начала обыска в 21:30?

Куксов также обратил внимание, что оперативники в своих показаниях не указывают время его задержания.

Оперативник Спирин

Из всех оперативников больше всего вопросов, по словам Куксова, возникает по Спирину. В своих показаниях чекист умалчивает о том, что возил Куксова на обыск, хотя в протоколе обыска оперативник Спирин указан. Не упоминается сотрудник ФСБ и в рапорте доследственной проверки, которую просил провести защитник Куксова. При этом Спирин принимал участие в задержании и сам говорил об этом в ходе опроса. Спирин, по его словам, доставлял Куксова в изолятор временного содержания (ИВС), Куксов это подтвердил. Но в документах написано, что Куксова доставлял некий «Маслов». Кто это, выяснить в суде не удалось.

Во время проверки оперативники сказали, что «Куксов не пострадал»: они якобы не причиняли ему телесных повреждений, не применяли насилия и не превышали полномочий. На действия ФСБ Куксов, со слов оперативников, не жаловался, выглядел здоровым и жалоб не высказывал. Медики ИВС, куда фигуранта дела «Сети»* доставили после задержания рано утром 19 октября, зафиксировали у него телесные повреждения (ссадины на лице, коленях, голенях, руке и плече). В акте есть пометка со слов Куксова, что он «получил их на смешанных единоборствах примерно вчера». Куксов пояснил суду, что это был единственный раз, когда он соврал за все время процесса по делу «Сети»*. С его слов, следователь посоветовал ему «что-нибудь придумать» про следы побоев, а оперативник угрожал «поехать к жене».

― Эту ерунду про единоборства легко проверить, сказал Куксов. Достаточно опросить моего тренера и коллег по работе, что я не был на тренировке ни в тот день, ни накануне [Куксов работал до 17:30, а задержали его в 18:00]. Я занимался не единоборствами, я ходил на «рукопашку» [рукопашный бой]. К тому же я там был новичок и ни в чем таком не участвовал. Свидетель Юрий Казымов пояснял в суде, что такие повреждения получить на тренировке невозможно.

Оперативник Спирин во время проверки сказал, что у Куксова «выявили застарелые ссадины». При этом в акте ИВС ничего не сказано про «застарелость» ссадин у Куксова. Сам подсудимый пояснил, что раны были свежими — за несколько часов до этого жена обрабатывала их во время обыска, на котором был Спирин.

Что показала экспертиза

При поступлении Куксова в СИЗО 20 октября 2017 года сотрудники изолятора в акте медосмотра также написали про повреждения (про травму руки упоминания нет) и сделали его фото. По словам подсудимого, он сообщил сотрудникам СИЗО, откуда у него на самом деле следы побоев, но те якобы не записали его слова потому, что он не знал точный адрес здания ФСБ, где получил травмы. Через неделю Куксов по постановлению следователя Токарева прошел судмедэкспертизу, которая не выявила у него телесных повреждений. По словам Куксова, судмедэксперт Екатерина Зуб отказалась записывать обстоятельства, о которых он пытался ей сказать, а также не приняла во внимание акт медицинского освидетельствования ИВС и его фото при поступлении в СИЗО. Судмедэксперта вызывали в суд для дачи показаний 15 ноября. Она ушла из здания суда до того, как ее пригласили в зал.

Родители Василия Куксова Алла и Алексей Куксовы с адвокатом Александром Федуловым (в центре)

Родители Василия Куксова Алла и Алексей Куксовы с адвокатом Александром Федуловым (в центре). Фото Екатерины Малышевой из архива «7x7»

Куксов сказал суду, что неоднократно сообщал о насилии следователям Подъячеву (который составлял протокол задержания ночью 19 октября 2017 года) и Токареву (который вел расследование уголовного дела «Сети»*). Следователь Подъячев при опросе во время проверки говорил, что Куксов получил травмы при падении на тренировке. Так, утверждал следователь, ему сказал сам Куксов. Подсудимый сказал, что не говорил об этом следователю. Следователь Токарев сказал в ходе проверки, что Куксов никогда не жаловался ему на сотрудников ФСБ и насилие с их стороны. О том, что Куксов «получил телесные повреждения на спортивной тренировке», Токарев якобы узнал со слов Подъячева. Он, как и оперативник Спирин, добавил в своих показаниях, что эти повреждения были «застарелыми». Также Токарев сказал, что Куксов несколько раз менял показания. Сам подсудимый это отрицает.

Куксов сказал суду, что часть его показаний во время допросов в протоколы не вошли:

— Сотрудники СИЗО не полностью записывали мои слова, пытались прикрыть сотрудников ФСБ и писали, что меня избили неизвестные. Я действительно не знал, кто меня задержал, но только в первые несколько часов. Они [сотрудники СИЗО] не писали про то, что когда меня подняли с пола и я открыл глаза, то понял, что нахожусь в ФСБ. Вообще, как только я начинал говорить про ФСБ, опрос прерывался и [сотрудники СИЗО] за мной уже ничего не записывали.

Куксов обратил внимание суда, что все материалы из СИЗО поступили в военно-следственный отдел СК по Пензенскому гарнизону только 12 марта 2018 года, тогда как телесные повреждения у него были зафиксированы еще 20 октября 2017 года. Александр Федулов попросил суд провести дополнительную проверку по фактам применения насилия в отношении Куксова. Суд вынесет решение после того, как ходатайство изучит гособвинитель.


«Пензенское дело» (или дело «Сети»*) сотрудники ФСБ возбудили в октябре 2017 года, когда по подозрению в терроризме задержали 11 молодых людей из Пензы и Санкт-Петербурга. Во время следствия подсудимые несколько раз меняли свои показания и, по их словам, признавали свою вину под пытками. О применении электротока заявили трое из пензенских арестантов (Шакурский, Пчелинцев и Сагынбаев). Остальные говорили, что к ним применяли физическое и психологическое насилие. На судебном процессе никто из них вину не признает.

Ни одно уголовное дело по заявлениям о пытках фигурантов дела «Сети»* не возбуждено. Трое подсудимых — Арман Сагынбаев, Дмитрий Пчелинцев и Максим Иванкин — 11 ноября объявили голодовку, которую прекратили 25 ноября. Они требуют нового расследования пыток. 19 ноября родители фигурантов движения «Матери против политических репрессий» передали Владимиру Путину письма с требованием непредвзятого расследования дел в отношении их детей. Одно из писем было про пытки в деле «Сети»*.

*«Сеть» — террористическая организация, запрещенная в России.

Екатерина Малышева, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Последние новости