Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Карелия
  1. article
  2. Республика Карелия
Республика Карелия

«У меня не было даже мысли о том, что это станет причиной судебных разбирательств». Как обвиняемая в оправдании терроризма Екатерина Муранова провела три дня в суде

 Обзор «7х7»

Западный окружной военный суд 25 декабря признал виновной мать-одиночку Екатерину Муранову в оправдании терроризма и оштрафовал ее на 350 тыс. руб. Как для нее прошли три дня в суде в ожидании приговора — в обзоре «7х7».

Что произошло

31 октября 2018 года 17-летний анархист Михаил Жлобицкий взорвал самодельную бомбу в здании архангельского управления ФСБ и погиб, трое сотрудников службы пострадали. После этого несколько человек, которые положительно отозвались о поступке Жлобицкого в соцсетях, подверглись уголовному преследованию. Среди них оказалась и мать-одиночка Екатерина Муранова, 28 лет. Ее обвинили в оправдании терроризма, ей грозил штраф от 300 тыс. до 1 млн руб. или пять-семь лет лишения свободы за комментарий в группе «Народная самооборона», где она назвала Жлобицкого "героем", сопроводив это слово звездочкой. Впоследствии она удалила свой комментарий. Муранову судили и за то, что она скопировала и поместила у себя на странице «ВКонтакте» чью-то статью о Жлобицком. Сама она этот текст не писала и не знала имени автора текста. С 23 по 25 декабря в здании Верховного суда Республики Карелии прошли заседания выездного Московского военного суда, по окончании которых Екатерине Мурановой вынесли приговор. 

День первый. Студенты-свидетели

Заседание второго Западного окружного военного суда должно было начаться в 11:00. Все заинтересованные в деле лениво слонялись по холлу Верховного суда РК: некоторые перекидывались между собой фразами, кто-то просто стоял, облокотившись на стену, и, наверное, все косились на большую красивую елку посреди холла, которая напоминала о том, что скоро Новый год.

Среди присутствовавших был мужчина средних лет с букетом цветов. Он приехал из Москвы, чтобы поддержать Екатерину Муранову. Его зовут Борис Кротов, и в Карелию его привело сочувствие к несправедливо осужденным:

— Я, когда шел на этот процесс, заблудился между улицами Андропова и Дзержинского и сейчас пришел на суд на улице Кирова. Убийство Кирова в свое время стало поводом для того, чтобы миллионы людей были обвинены ложно за какую-нибудь фигню в терроризме, осуждены, или сидели в лагерях, или погибли, или расстреляны. Вот это — один из таких процессов, которых, слава богу, не так много, как в 1934–1937 годах, но уже не единичный случай, - сказал Борис Кротов корреспонденту «7х7».

Заседание началось с часовым опозданием. Три судьи из Московского военного суда заняли свои места. Четверых свидетелей обвинения попросили удалиться в специальную комнату. Все они были студентами или выпускниками Российской правовой академии (филиал РПА в Петрозаводске), учащиеся которой часто проходят практику в местном МВД или ФСБ.

Первым вызвали Кирилла Родькина. Студент заявил, что случайно заметил пост в ленте в социальной сети «ВКонтакте», он его заинтересовал, решил почитать комментарии, среди которых и был комментарий Кати. Со слов Родькина, с ним связался следователь и попросил дать показания об этом посте. На вопрос адвоката, как именно следователь узнал о том, что Родькин увидел комментарий Кати, судья отклонил как несостоятельный.

Вторым свидетелем обвинения оказалась бывшая студентка РПА Анастасия Полякова. Она рассказала, что увидела в социальных сетях пост с комментарием Кати и рассказала об этом сотруднику ФСБ, с которым познакомилась во время учебной практики.

Студенты Григорий Красный и Эдуард Сулейманов учатся в том же РПА. Их привлекли как понятых. Они рассказали, что сотрудник ФСБ подошел к ним на улице и попросил поучаствовать в этом деле как свидетелей. Вместе с сотрудником они вышли в Интернет, чтобы посмотреть пост о теракте в архангельском ФСБ, нашли комментарий Кати, посмотрели ее страничку и сделали скриншоты.

Все четверо свидетелей обвинения были уверены, что комментарий Мурановой оправдывал терроризм. Когда адвокат подсудимой стал задавать вопросы студентам о филологических или лингвистических навыках и не является ли их оценка предвзятой, то судья отклонил и эти вопросы, как не относящиеся к делу.

В зале суда

В зале суда

День второй. Слезы

24 декабря заседание продолжилось в полдень. Прокурор в быстром темпе начал зачитывать протоколы, в которых утверждалось, что Муранова уже признала свою вину, когда писала заявление о явке с повинной. Прокурор стал говорить о том, что она привлекалась к административной ответственности за хранение наркотиков. Но судья его приостановил — наркотики к этому делу отношения не имеют.

Екатерина ответила, что явку с повинной она поначалу давала без адвоката и не знала, как правильно подобрать слова, в этом ей помогал следователь. Но потом пришел адвокат и сказал, что такими формулировками она как раз подтверждает то, что совершила преступление. В присутствии адвоката все формулировки со словом «преступление» она зачеркнула.

— Когда я писала в комментарии слово «герой», то поставила возле него звездочку. Я неоднозначно отнеслась к новости о том, что он сделал. Я не ставила после слова «герой» какой-то утверждающий или восклицательный знак.

Катя объяснила, что слово «герой» применительно к той ситуации она понимала не в значении «человек, который достоин уважения или подражания», а как «герой дня» или «человек, который привлек внимание».

— Значит, того мужчину, которого мы сейчас выгнали из зала суда за видеосъемку заседания, тоже можно назвать героем? - пытался пошутить судья.

Дальше Катя стала перечислять судьям то, что «постит» на своей странице «ВКонтакте». Ей хотелось доказать, что она — обычный человек со своими интересами, среди которых нет идей радикального анархизма или терроризма.

— Секундочку, цирк - кровавое быдло-развлечение, - приостановил Катю один из судей, имея в виду один из ее постов, - это что за цирк такой? Это о каком цирке картинка?

— О цирке с животными, - пояснила Катя.

— А-а, именно, что с животными, - такой ответ судью удовлетворил.

— На странице 178 репост из группы с музыкой, - продолжила Катя - с приложенными музыкальными файлами, в количестве шести штук. На странице 183 - репост из группы «Наука и технология, астрономия и космонавтика».

— Мы уже поняли, что у вас очень разнообразные увлечения, - перебил ее один из судей, - вы какую музыку любите?

— Разную, - ответила Катя.

Далее Муранова пыталась продолжить, но не смогла. Из глаз потекли слезы. Она села на стул, уперлась руками в стол и заплакала. Судьи прервали заседание, чтобы девушка смогла успокоиться.

После возобновления заседания Катя сквозь слезы продолжила читать речь, в которой говорилось о ее сыне. Она рассказала, что у ее ребенка серьезные проблемы со здоровьем, кроме того, он аллергик, поэтому в их доме всегда чисто. Как-то раз к ней в квартиру ворвались люди в масках и с автоматами. Они были в грязной обуви и одежде и напугали ребенка.

Адвокат Роберт Сержикович

Адвокат Роберт Осян

— Екатерина Вячеславовна считает, что если бы она поддерживала или оправдывала терроризм, - выступил в защиту подсудимой ее адвокат Роберт Осян, - то написала бы об этом прямо. Она не делала никаких заявлений, которые бы оправдывали терроризм. Чтобы хоть как-то мотивировать обвинение, следователь в обвинении указал, что Екатерина Вячеславовна придерживалась идеологии анархизма, для которой, по версии следователя, характерно отрицание необходимости власти. Но мы знаем, что к анархистам относили и великого русского писателя Льва Николаевича Толстого, который никогда не считал насилие правильным, наоборот, он выступал против насилия. На произведениях Толстого воспитаны наши родители и более старшие поколения. На основании вышеизложенного, уважаемые судьи, я прошу вынести по делу оправдательный приговор, - завершил свою речь адвокат.

Прокурор попросил суд оштрафовать Муранову на 500 тыс. руб. и лишить ее права заниматься администрированием сайтов на срок 2 года 6 месяцев.

День третий. Последнее слово и приговор

В день оглашения приговора судьи назначили заседание на полдень. Муранова начала свое «последнее слово».

— Когда был написан комментарий и размещен текст, я находилась под эмоциями. Для меня такие события, как терроризм, война или другие агрессивные события в мире, — я очень близко к сердцу их воспринимаю. В момент размещения текста о поступке Жлобицкого я ни в коем случае, как говорится в обвинении, не оправдывала и не считала правильными действия Жлобицкого. У меня не было даже мысли о том, что этот текст впоследствии станет причиной судебных разбирательств и что в нем найдут какие-то экстремистские позиции и оправдание терроризму. Потому что этот текст был в свободном доступе, его никто не запрещал, как есть, например, запрещенная какая-то литература экстремистская.

Муранова сказала, что она абсолютно не агрессивный и не конфликтный человек, никогда не применяла ни к кому физическую силу, что в школе у нее часто были конфликты, но она никогда не действовала агрессивно и не участвовала в драках.

После двухчасового перерыва суд вынес Екатерине приговор — штраф 350 тыс. руб. Она обрадовалась, что отделалась лишь штрафом, но даже это она посчитала несправедливым — столько денег за комментарий из четырех слов. Сама она оплатить штраф не сможет и будет надеяться на помощь сочувствующих ей людей.

 

Василиса Алтынникова, видео автора, фото Али Грач, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Свежие материалы