Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Республика Карелия
  1. post
  2. Республика Карелия
Республика Карелия

«Бегом беги! Хоть в чем, бегом беги. Беги...»

Олег Яровой

IV. I. c.

Епископ Панкратий о бегстве из монастыря и монашеской «текучке»:  

«Если плохой монастырь — разбегайтесь!»

Интервью в 3-х частях, 10, 12 и 27  октября 2016 г.   

Интернет-журнал «Православие и мир», автор Валерия Потапова. – http://www.pravmir.ru/episkop-pankratiy-esli-plohoy-monastyir-razb.


На фото: епископ Панкратий-рыбак, 2015 г., о-ва Емельяновские, на заднем плане - о-в Оборонный-Келисаари, видна командная башня форта. Фотография размещена на сайте «Гильдии храмоздателей». - http://www.gildehram.ru/blog/2015/7/22/-


В опубликованном трехчастном многочасовом интервью насчитывается более 12 000 слов. В центре обсуждения – проблема уходов (бегства) монахов из монастыря, взаимоотношений монашествующих с Панкратием, возглавляющим Валаамский монастырь.

Ключевые слова Панкратия, острота проблемы

Слова, вынесенные автором в заголовок: «Епископ Панкратий: «Если плохой монастырь - разбегайтесь!» - указывают на остроту проблемы, т.е. на опасность разрушения монастыря в результате «текучки» и «уходов» (об этом см. далее. - О.Я.). Суждения на тему «бежать/убегать» (из монастыря) встречаются 25 раз, «уходить-уйти / переходить» (из монастыря / в монастырь) - 15 раз, всего 40 развернутых, причем, намеренно острых суждений.

«Тайное» желание Панкратия - «уйти»?

Угадывается личное «тайное» желание Панкратия в словах: «просто бросить все и уйти», см. п.9.

Панкратий опасается «эндогенного» разрушения Валаамского монастыря?

Остроту проблемы раскрывает рассказ Панкратия о некоем ставропигиальном женском монастыре с «игуменьей крутого нрава», в котором произошел массовый уход монахинь, игуменья осталась в одиночестве (= монастырь был фактически разрушен). Эту ситуацию Панкратий проецирует на Валаамский монастырь и на себя лично, - в любом случае, усматривается параллелизм (!)

Панкратий испытывает сильные эмоции в связи с «бегством монахов» из монастыря

Частота повторений слова-императива «беги» (п. 8) указывает на исключительно сильный эмоциональный фон суждений об «уходах»:

1

2

-

- -

3

4

5

«Бегом

беги!

Хоть

в чем,

бегом

беги.

Беги...»

 

 

См. также: об императивном, побудительном, провокационном характере суждений Панкратия на эту тему, пп.4-15.

Панкратий опасается стать «жертвой»

Панкратий опасается, что его могут признать виновным в вероятном разрушении монастыря, - в суждении о неизбежности «какого-то количества жертв» в процессе деятельности религиозной монашеской организации.

«Текучка» в Валаамском монастыре

По Панкратию, «текучка» - «явление», присущее «всем нашим монастырям» *), признак «какого-то безобразия в каком-то монастыре» **); причем, определенно понятие «текучка» - синоним «бегства».***)

  1. «Наше монашество все-таки еще очень молодое. Все наши монастыри, ну, сколько им? Двадцать лет, да ещё с текучкой». *)
  2. «Если, действительно, происходит какое-то безобразие в каком-то монастыре, то это не укроешь никогда... Вот одним из этих признаков является так называемая «текучка». **)
  3. В монастырях такое явление есть, оно так и называется. Как раньше в советское время на работе была «текучка», так и сейчас в монастырях. Бегут! Если плохо, бегут». ***)

Панкратий о бегстве из монастыря

В интервью Панкратием сделано не менее 20 (двадцати) развернутых заявлений на тему «бегства» из монастыря, причем, подавляющее большинство высказываний не связаны с контекстом (!) и имеют императивный, побудительный, даже провокационный характер, в т.ч.:

  1. «Что-то не устраивает, что-то не так, то уходи».
  2. «Если видишь, что здесь не то, не так, не по-христиански, неправильно, тогда уходи
  3. «Не нравится – уходите оттуда».
  1. «Я знаю один монастырь, где, действительно, игуменья крутого нрава. Кончилось тем, что там осталось две или три монахини, хотя монастырь остался ставропигиальным, но все разбежались.Что вам мешает сбежать? Если плохой монастырь, разбегайтесь
  1. «Бегом беги! Хоть в чем, бегом беги. Беги...»
  2.  «Она может просто сбежать... Просто бросить все и уйти».
  3.  «Унижают ее человеческое достоинствопринуждают к каторжному труду и так далее... уйти туда, откуда пришла».
  4.  «Всегда есть какое-то количество жертв... Единственный выход, я считаю: уходи и все». 
  5.  «Просто покинули его, раз кроме ругани и тычков, да непосильного труда ничего не видели».
  6.  «Кому не идет на пользу, пускай уходят. Вот и все».
  7.  «Из монастыря, если тамошняя жизнь пришлась не по вкусу, можно собрать вещи и уйти».
  8.  «Если где-то не дают лечиться  надо уходить».

О личном управленческом опыте в связи с проблемой «уходов»

  1.  «Я в монастыре никого не держу, невольник – не богомольник».
  2.  «Я послушников отпускаю, никого не держу».
  3.  «Если инок — уже сложнее. Я попытаюсь брата как-то образумить, объяснить, успокоить. ... Если же вижу, что бесполезно человеку говорить, не помогает ничего, он уже решил твердо уйти, то отпускаю».

О «волочащемся» монахе

  1.  «Я шучу с одним братом, он подходит ко мне, каждый год несколько раз он ездит лечить зубы в Питер. Я говорю: «Какой у тебя по счету зуб-то болит, 101-й?.. Мне кажется, ты не зубы лечить едешь», — а просто «в Москву разогнать тоску».

О каноническом запрещении свободных переходов из монастыря в монастырь

  • «Постриженный монах обещает в постриге, что он останется в этой обители. Постриг подразумевает, что ты в этом монастыре должен жить всю жизнь до смерти. Переход самовольный, без уважительной причины невозможен. Переход может быть только с благословения игумена».

«Старец» - противник епископа Панкратия, в связи с «проблемой уходов»

  • «У нас был такой случай: приезжал один такой глаголемый «старец», не буду называть его имени. Вот он, значит, говорит одному послушнику: «Ты погибнешь здесь, надо идти к игумену, надо тебе в другое место перевестись», — и все в таком духе. В следующий раз я его на порог не пущу. Он приехал издалека и лучше знает, что у меня здесь происходит? Я здесь живу! Это мои дети, мои братья. Просто нелепица какая-то.
  • А другому сказал: «Иди к игумену, скажи, пусть он тебя пострижет и рукоположит в священный сан». Послушник пришел, сказал, я отвечаю ему: «Знаешь что? Ты где там? На конюшне, на ферме? Вот, давай, иди дальше, чисти навоз, паси коров, это тебе полезней, чем священный сан выпрашивать». Вот и все, понимаете? Это мое дело, моя ответственность. Я лучше знаю, где брату находиться и что ему делать. А если мне из другой обители брат будет на своего игумена жаловаться, я его и слушать не стану. Ропотников и своевольников хватает».

Панкратий о нравах монахов

  • «Откроем азбуку монашеской жизни, авву Дорофея... Братья, которые не любили его, подсыпали ему на коврик перед кельей вредных насекомых, блох, вшей, мочились на его постель».

О миссии современного монаха

  • «Я рассматриваю себя, людей своего поколения так, что мы только готовим почву для тех, кто придет после нас... После нас духовная жизнь может стать лучше».
  • «Любая обитель, любой монастырь, любой монашеский путь – это путь креста. Мы идем за Христом, понимаете? Это всегда путь на Голгофу».
  • «Считается, что главным делом монаха является молитва. Мы пришли в монастырь не для того, чтобы рекорды ставить по сбору урожаев или по изготовлению чего-то. Мы пришли преображать душу, молиться за весь мир, это главное».

О труде и молитве

  • «Должны ли монахи до упаду работать? - Нет, конечно».
  • «Естественно, не должны быть тунеядцами, должны работать... Не может все время молиться. Если он не будет работать, значит, он будет бездельничать, если он будет бездельничать, то это приведет к его деградации как личности. Есть такая поговорка тоже, что молитва и труд — это как два весла. Если одновременно на оба правильно нажимать, то будешь плыть прямо. Если будешь на одно только, то будешь крутиться на месте. Это условно, но доля истины в этом есть».
  • «У монаха должны быть время, силы и желание молиться. С другой стороны, есть люди, которые более склонны к деятельной жизни, им трудно много времени проводить в молитве. Они более активные, более деятельные, им надо больше работать. Таким, конечно, мы такие послушания находим, что он молится, конечно, в храм ходит, но тратит больше времени и сил на послушания, чем другие братья. Бывает и наоборот. У нас есть брат — что ему ни поручишь, он ни с чем не справляется. Пускай молится, слава Богу. Ему даешь уже такое послушание, которое позволяло бы больше молиться».
  • «8 часов работы — это даже много... 4 часа в большинстве монастырей... Все до одного проводят в храме несколько часов, плюс келейная молитва. На Валааме обычно работают примерно 6 часов. Смотря какая работа. У нас по-разному. Бывает, что в один день они много часов работают, а в другой день отдыхают — по очереди».
  • «Сказать, что всем надо 6 часов спать, тоже нельзя, кто-то 6 часов спит, а кому-то этого мало, пускай спит 8, ради Бога! Это все индивидуально. Или сколько он будет молиться. Кто-то может молиться полчаса, это хорошо, а кто-то может два часа молиться. Все по-разному, от людей зависит. Главное, чтобы не бездельничал, не грешил, исправлял свою жизнь, не терял интереса к духовной жизни — это самое важное».

Об отношениях монастыря  с гражданским обществом

  • «Не надо мирянам в жизнь монастыря лезть и чего-то там пытаться исправить, не надо! У монахов и монастырей должна быть определенная свобода. Там своя жизнь, она может кому-то не нравиться, казаться ненормальной даже. У нас правила даже не средневековые, а ещё более древние
  • «Уважаемые миряне, не надо вмешиваться в монастырскую жизнь, не ваше это дело, мы сами как-нибудь разберёмся без ваших советов и сетований! Предоставьте Божие Богу. Если эта монастырская жизнь 90% монахов нравится, и они спасаются в таких условиях, пускай спасаются, если это идет им на пользу душевную!»

Выводы

Представляется несомненным то обстоятельство, что проблема «текучки» / «бегства, уходов» монахов из Валаамского монастыря является актуальной, болезненно переживаемой самим Панкратием.

Очевидно, это явление - следствие внутренних противоречий и конфликтов монахов с епископом («безобразий», которых «не утаить»). Некоторые ситуации описаны самим Панкратием, напр., в случаях с «глаголемым старцем» или «волочащимся» монахом. Панкратий опасается стать «жертвой» сложившейся ситуации.

Весьма сильный эмоциональный фон высказываний может свидетельствовать о некоем кризисе. Следует учесть также постоянную («навязчивую»!) императивность высказываний Панкратия: «беги, беги!..»

Любопытно, что Панкратий инициативно дает оценку своим взаимоотношениям с валаамскими монахами, хотя интервьюер такого вопроса не ставил (!):«У нас с братией единство, а в обители мир, и стараемся уважать и любить друг друга». Здесь Панкратий явно стремится представить ситуацию в лучшем свете.

Между тем, обычно и многократно используемые Панкратием  в высказываниях о «бегстве» слова «и все!», «вот и все!» указывают на пессимизм Панкратия.

 

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Свежие материалы