Новости, мнения, блоги
Горизонтальная Россия

Как Минюст с колумбайном боролся

Юлия Федотова

Минюст решил бороться с нападениями подростков на школы. Способ борьбы выбран неочевидный: законопроект, который будет наказывать за вовлечение несовершеннолетних в совершение действий, представляющих опасность для их жизни, в том числе с использованием интернета. На казенном языке все это называется «О внесении изменений в статью 151.2 Уголовного кодекса Российской Федерации». В общем, колумбайн не пройдет. Или пройдет?

Что Минюст предлагает конкретно? Во-первых, понизить возраст уголовной ответственности за «склонение…» с 18 до 16 лет, а во-вторых, наказывать за причинение вреда не только себе (как в законе сейчас), но и другим.

И вот тут начинаются вопросы.

Во-первых, за «вовлечение несовершеннолетних» (то бишь лиц до 18 лет) ответственность, что логично, наступает с 18 лет. Если 17-летний вовлекает ровесника, это рассматривается как подстрекательство. Ответственность наступает в случае:

а) вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления путем обещаний, обмана, угроз или иным способом. В иные способы Верховный суд включает даже разжигание зависти, то есть фактически что угодно. Если при этом «несовершеннолетний» возраста ответственности не достиг, «вовлекший» считается исполнителем, даже если сам ничего не делал («посредственное исполнение»).

б) вовлечения несовершеннолетнего в систематическое употребление (распитие) алкоголя и наркотиков, в занятие бродяжничеством или попрошайничеством.

в) склонение или иное вовлечение в совершение противоправных действий, заведомо для виновного представляющих опасность для жизни несовершеннолетнего (при отсутствии признаков склонения к совершению самоубийства, вовлечения в совершение преступления или антиобщественных действий). Тут можно предположить, что речь идет о зацепинге и прочих такого рода развлечениях.

Умысел «вовлекателя» должен быть направлен на то, чтобы таки уломать несовершеннолетнего. И для наступления ответственности тот должен совершить «действия», на которые его подбивают.

Кроме того, «вовлечение» может совершаться в отношении двух или более несовершеннолетних; в публичном выступлении, художественном произведении, СМИ и интернете. Фактически уже есть резиновая норма, под которую можно притягивать распространение книг и фильмов, после которых несовершеннолетний тем или иным образом причинил себе вред.

Все это сейчас, повторюсь, предлагается расширить: раньше наказывали за склонение к причинению вреда себе, а теперь — и другим (вот он, колумбайн).

Проблема в том, что умысел — это то, что фиксируется в сознании. И в случае чего доказать, что умысла на «вовлечение» не было, нереально. Неопределенность нормы — в том числе отсутствие необходимости «вовлечения» конкретных подростков, Вась и Петь, а не группы «16-летние» — помогает притянуть под нее даже распространение песен, роликов, видео, текстов. Крайне сложно понять, какая именно фраза ВНЕЗАПНО станет для подростка триггером для причинения вреда жизни и здоровью другим людям.

К примеру, «Заводной апельсин» — чем плох? Если после его просмотра кто-то решит пойти пить moloko и бить бродяг, к ответственности можно привлечь дух Кубрика. Ну или Васю 16-ти лет, скинувшего Пете 16-ти лет ссылку на фильм, после которой Петя пошел драться.

Радует одно: мало судебной практики по таким делам. Но наличие нормы все равно создает определенную угрозу. Надеюсь, что проект, ухудшающий и без того плачевное состояние УК РФ, так и останется проектом.

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.