Новости, мнения, блоги
Горизонтальная Россия

«В аду погоны не помогут». В Новокузнецке Кемеровской области состоялась акция против полицейского беспредела и репрессий

Хотели митинг, но устроили эстафету одиночных пикетов. Организаторы - лидеры новокузнецкого «Протестного Кузбасса» - приглашали к участию всех неравнодушных.

 Фото автора (здесь и далее)

Начать хотел не с лидера «Протестного Кузбасса» Льва Гяммера. Нет-нет, отношусь к нему с приязнью и уважением. Просто о нём и, пожалуй, о Миле Земцовой, которая сейчас в Москве, журналисты чаще всего пишут, когда рассказывают о выступлениях новокузнецких оппозиционеров. Наверное, многие читатели думают, что «Протестный Кузбасс» - это только Лев и Мила (вины активистов в том нет). К тому же эстафета пикетов, состоявшаяся в минувшие выходные, - общегражданская. Но, как ни крути, а начать придётся с Гяммера. Оппоненты продолжают жёстко его «пиарить». За несколько часов до начала акции неизвестные пытались заблокировать Льва Гяммера в квартире, залив клеем замок секционной двери на лестничной площадке. Лев вспоминает, что в середине апреля, в самом разгаре «баннерной войны» (прочитать о ней можно здесь: https://vk.com/protest_kuzbass?w=wall-164420729_1044 ), замок уже заливали клеем.

- Тогда нам повезло. Мы успели открыть, пока клей не застыл. Вымыли его ацетоном, но он через некоторое время развалился, пришлось потом ставить новый. А этот замок вовремя открыть не успели, пришлось его с корнем вырвать. Час или полтора выбивали. – рассказал позже Гяммер.



В 16-00, когда акция должна была стартовать, наверняка мог сказать, что на месте только полицейские, которые сидели в машинах. Ещё видел нескольких людей под зонтами (почти не переставая лил дождь), но пришли они, чтобы постоять в пикете, или ждали чего-то ещё, определить трудно.

Лев Гямммер и вызволившие его единомышленники на Театральной площади появились в 16-30.

Что ожидание не было напрасным, понял чуть раньше, в 16-15, когда первым с плакатом вышел Роман Долматов.

Но надо объяснить, почему новокузнецкая «Акция против полицейского беспредела и репрессий» проходила именно в таком формате. Либертарианская партия и Профсоюз журналистов подали заявку на проведение 23 июня митинга в Москве и в других городах в защиту журналиста Ивана Голунова. Уголовное дело в отношении Голунова прекратили, но организаторы всё равно решили выйти, чтобы напомнить об активистах, которых система и не думает отпускать. Участники новокузнецкого «Протестного Кузбасса» 7 и 8 июня вышли на пикеты в защиту Голунова у здания УМВД Новокузнецка. Они планировали в своём городе и митинг 23 июня, своевременно уведомив горадминистрацию. Надеялись, что разрешат в не самом людном месте – у ДК Маяковского. Однако администрация предложила митинговать на таком пустыре, где оппозиционеров уж точно никто не увидит. «Власти отправили нас в поле, мы выходим в центре!». - написали участники «Протестного Кузбасса» на странице своей группы в соцсети. Они придумали устроить серию одиночных пикетов (по закону их не нужно согласовывать) на Театральной площади – одной из самых оживлённых в городе. В столицах в начале июня, чтобы постоять в одиночном пикете в защиту Голунова, очереди выстраивались. Новокузнечане верили, что получится и у них. «Протестный Кузбасс» организовывал митинги, флаговые прогулки, коллективные пикеты. И «классические» одиночные пикеты проводил, но никогда прежде в Новокузнецке, да, кажется, и во всём Кузбассе не было такой эстафеты одиночных пикетов. Признаюсь, стало любопытно, окажется ли эксперимент удачным. Но именно в тот день погода резко испортилась. Синоптики прогнозировали чуть ли ни шторм и ливень до самого утра. О чистоте эксперимента говорить не приходится, однако пикетчиков собралось не так уж мало. На Театральной площади образовалась, пожалуй, не очередь, но тусовка (не вкладываю в это слово негативного смысла) свободомыслящих.

Другие оживлённо общались, Ольга Белоусова держалась особняком. Говорит, характер такой. Она чуть старше большинства собравшихся, но старается участвовать во всех акциях «Протестного Кузбасса».

- Я беспартийная, просто устала уже от всего этого безобразия. – уточняет Ольга.

«Подкиньте себе совесть» - с таким плакатом она вышла.

Вспомнила, что если Голунова отстояли, то чеченского правозащитника Оюба Титиева по той же 228-ой статье властям удалось «закрыть». Полицейский произвол, по словам Белоусовой, касается не только оппозиционеров, правозащитников и журналистов. И не в одной лишь 228-ой дело. Рассказывает, что в начале нулевых её родственника жестоко избили новокузнецкие полицейские. Родственник, правда, нарушил общественный порядок – шёл по улице пьяным. Но Ольга не сомневается, что сопротивления при задержании он не оказывал, и полицейские превысили свои полномочия. По её словам, в те годы в Новокузнецке такое поведение полицейских никого не удивляло.

В отделении полиции Белоусова стала свидетелем ещё одного эпизода. Ольгу ограбили. Она пришла, чтобы написать заявление. Вместе с ней в отделении находилась женщина, которую изнасиловали.

- Полицейские отказались принимать заявление у этой женщины. Сказали: «Сама дала!». Простите за вульгарное выражение, но я полицейских цитирую. – вспоминает Белоусова.

Студент Тихон Прокудин приехал из соседнего Прокопьевска.

Развернул плакат, отсылающий  к Оруэллу: «Россия вам не Океания». С репрессиями и беспределом его семья столкнулась почти сто лет назад: прапрадеда расстреляли, остальных раскулачили и сослали в Сибирь. Тихон считает, что сам стал жертвой беспредела, когда его задержали и оштрафовали за участие в мае прошлого годе в митинге «Он нам не царь!». Митинг несогласованный, но прокопчанин убеждён, что правохранителей это не оправдывает.

- Мы пытались получить разрешение, но нам всеми правдами и неправдами отказывали. – объясняет Тихон.

По словам организаторов, у всех участников воскресной акции уже был опыт проведения одиночных пикетов. Сорокашестилетний токарь Алексей в прошлом году стоял у горадминистрации с баннером «Соблюдайте свою Конституцию». В этот раз вышел с плакатом «А как же все остальные» - пожалуй, главный слоган тех, кто не удовольствовался освобождением одного лишь Голунова.

- Почему в протесте в основном молодежь?

- Люди, которые старше сорока – они выросли в советском союзе, мировоззрение соответствующее. Поэтому на протесты не торопятся.

- Но у вас другая позиция.

- Не знаю. У меня и в школе другая позиция была, даже в комсомол не вступал. Мне КПСС не нравилась. Да и пионеры - не очень-то. Поддерживал перестройку. – вспоминает активист.


Замечу: чуть позже отказы вступать в ВЛКСМ стали делом обычным. Но Алексею четырнадцать – возраст, когда принимали в комсомол– исполнилось в 1987-м. В тот момент это - открытая фронда, которая могла серьёзно осложнить жизнь отказника.

В 2017 – 18 годах Алексей участвовал в работе новокузнецкого штаба Навального. К нему домой приезжали сотрудники центра «Э», которые, не представившись, потребовали, чтобы он ехал писать объяснительную. Оппозиционер  предложил сделать это на следующий день, но сотрудники требовали немедленно. Такое поведение полицейских Алексей тоже считает беспределом.

Фёдор Регузов – эта фамилия известна тем, кто читал о преследованиях Милы Земцовой и Льва Гяммера.

Фёдор Регузов слева

Фёдор – заместитель координатора «Протестного Кузбасса», который давал комментарии журналистам, касающиеся преследований его друзей. На самого Фёдора пытались завести уголовное дело «за оскорбление сотрудника полиции при исполнении». Но убедительных доказательств обвинители не предоставили. Ещё Фёдору грозило административное наказание – «за организацию митинга 5-го мая» и за листовку, «негативно оценивающую действующую власть». Но и это дело развалилось.

- Почему сегодня меньше людей, чем можно было ожидать?

- Люди начинают осознавать, что происходит. Но, к сожалению, они не выходят на акции, пока беспредел не коснётся их самих. Когда на улице задерживают кого-то другого, люди ищут оправдания действиям полиции: «Ну, сам виноват. Спровоцировал». Пока их самих не ужалят, они не будут шевелиться, к сожалению. – рассуждает Регузов.

На плакате Фёдора написано «Россия без 228/282». «282» - это не про подброс наркотиков, а про идеологию. По 282-ой, трактуемой предельно широко, осуждены многие оппозиционеры.

«В аду погоны не помогут» - с таким баннером вышел на пикет Лев Гяммер. Он, делая скидку на ненастье, считает акцию удачной.



- Сегодня попробовали, пристрелялись. – объяснил Лев.

«Протестный Кузбасс» ассоциируется с Либертарианской партией и с Навальным. Спросил у Льва, известно ли тем новокузнечанам, которые и Навального  не поддерживают, и идеи либертарианства не разделяют, что акция заявлена, как общегражданская. Гяммер ответил, что, кто хотел, узнал. Как минимум в одном городе к акции 23 июня присоединились члены КПРФ. Но в Кузбассе так называемая системная оппозиция инертна.

К каждому участнику подходили двое полицейских - проверить документы и убедиться, что в очередном плакате нет ничего экстремистского. Прохожие это заметили, и стали обходить пикетчиков стороной. Казалось, что акцию видят только сами её участники. Лев Гяммер со мной не согласился.

- Рядом остановка маршруток и автобусов. Если приглядеться, пассажиры смотрят из окон. Они разбредутся по городу, заработает сарафанное радио – такой эффект внутри оруэлловской Океании. Это очень важно. Был момент, когда мне самому казалось, что в Новокузнецке все верят путинской идеологии. На самом деле, люди просто бояться. И сейчас, видя нас, понимают, что не они одни «мыслеприступники». – объясняет Лев.



Пока прохожие ещё не боялись, пытался что-то понять про их реакцию. К Фёдору подошёл крупный и, как решил в первый момент, агрессивно настроенный мужчина. Но оказалось, - просто поговорить. Идея ему понравилась, он даже собрался взять у кого-нибудь плакат и тоже присоединиться к эстафете. Но потом передумал. Может, это и к лучшему. В руке он держал бутылку, спрятанную в бумажный пакет. Отхлёбывал явно не газировку. По правилам проведения одиночных пикетов, участвовать могут только трезвые. (Из других условий: совершеннолетие, наличие паспорта).

Когда в пикете стоял Роман Долматов, к нему подошёл Максим - совсем молодой парень, студент.

Он согласился и со мной побеседовать. Высказывался эмоционально, но, к сожалению, не слишком логично. Из его слов выходило, что он и сам оппозиционер, из-за политических взглядов у него даже проблемы в школе были. Расследования Навального ему нравятся, но в качестве президента он этого оппозиционера не видит. Такие пикеты, как нынешний, по словам Максима, «ни к чему не приведут». Спросил у него, что же тогда приведёт. И Максим пустился в туманные рассуждения, упомянув даже Октябрьскую революцию. Насколько понял студента, - ещё не время, надо ждать.

На акции сразу несколько человек, включая упомянутых полицейских, снимали происходящее на фото и видеокамеры. Среди них молчаливый мужчина, который, вынырнув откуда-то, быстро снимал на телефон очередного пикетчика, и стремительно ретировался, чтобы самому не попасть в чей-нибудь объектив. Глаза прятал под капюшоном куртки.

Всё-таки подошёл к этому Капюшону. Он сказал, что общаться не будет. Попросил его ответить хотя бы на пару вопросов.

- Вы внештатный сотрудник полиции?

- В ответ Капюшон отрицательно покачал головой.

- Для себя снимает, на память?

- Капюшон кивнул утвердительно.

Всё-таки удалось сфотографировать молчаливого Капюшона

Насколько известно Фёдору Регузову, Капюшон – это сотрудник местной ячейки Молодёжной гвардии Единой России.

- То ли руководитель, то ли заместитель руководителя. – говорит Фёдор. – они не общаются.

- У них нет своей позиции, они приказы выполняют. – смеётся Лев.

Если правильно посчитал, с плакатами в Новокузнецке в тот день постояло семь человек.

Поневоле вспомнилась «демонстрация семерых» на Красной площади в мае 68-го. Даже не столько сама демонстрация, сколько слова Людмилы Алексеевой, сказанные ею гораздо позже. О том, что изменить мир группе людей, может быть, и не под силу. Но сопротивляться несправедливости надо ради того, чтобы быть в ладу со своей совестью.

Пришло на новокузнецкую акцию больше. Просто не все захватили паспорта, а иным ещё не исполнилось восемнадцать.

И ещё о количественных показателях. На центральной площади Кемерова – столицы Кузбасса - 20 июня на большом экране транслировали президентскую «Прямую линию». Кемеровский блогер Роман Янченко, проходивший в это время через площадь, видел только одного горожанина, который эту линию смотрел.

Комментарии (3)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.
Владислав
28 июн 19:54

Протест против протестов !

Лар
29 июн 07:05

молодцы ребята так держать. просто нужно больше рекламировать призывы и пожилые люди встанут с вами в один строй.этот беспридел власти уже невмоготу.

Колян
29 июн 08:15

Красавы