Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Тамбовская область

Антоновское восстание

Надежда Шурховецкая

«В борьбе обретаются права». В День русской воли тамбовчане отметили 99-летие Крестьянского восстания 1920-1921 годов

Приуроченный к началу Антоновского восстания День русской воли 21 августа 2019 года в третий раз прошел в Тамбове. Краеведы, историки, журналисты и просто увлеченные темой люди отправились в автомобильную поездку по местам боев антоновской и красной армий. В тот же день в конференц-зале Торгово-промышленной палаты в 18 часов состоялся круглый стол памяти тамбовских повстанцев. Мы присоединились конечно же к энтузиастам.

Потерпели и хватит. Тамбовское - одно из самых крупных восстаний в Гражданской войне

Крестьяне в Тамбовской губернии восстали в августе 1920 года. Повстанцев вскоре возглавил экс-начальник милиции Кирсановского уезда Александр Антонов. Люди с оружием в руках боролись за право не умереть голодной смертью от устроенной большевиками непосильной продразверстки, которая отнимала у сельского населения «излишки» продовольствия и скот.

Антоновский мятеж затронул почти всю Тамбовскую губернию вплоть до Воронежской, Пензенской и Саратовской. Восстание в 1921 году подавил Михаил Тухачевский. Но крестьяне добились того, что продразверстку по всей России заменили на фиксированный продовольственный налог.

 

Ильина Елизавета, 15 лет "Крестьянин! Даёшь хлеб Родине!" (эскиз для агитационного плаката, стилизация) * - сноска в конце этого текста

Родные братья Александр и Дмитрий Антоновы были убиты чекистами в перестрелке 24 июня 1922 года в селе Нижний Шибряй Борисоглебского уезда Тамбовской губернии. Останки привезены на территорию Казанского мужского монастыря в Тамбове, где в то время находился губернский отдел ГПУ, в котором допрашивали и расстреливали. Вероятно, захоронены братья где-то неподалеку. На Набережной около ограды обители установлен закладной камень «Памяти участников Крестьянского восстания в Тамбовской губернии 1920 – 1921 гг.».

 

Территория Казанского Богородичного монастыря

Без имен

Поездку по памятным местам и круглый стол организовал общественный деятель Алексей Селиванов. Основной маршрут для четырех автомобилей пролегал через села Верхоценье и Нижний Шибряй.

В Верхоценье экскурсанты посетили Покровский храм, где настоятель иерей Вячеслав Выжанов отслужил литию по погибшим в Крестьянской войне. В поле за селом один из участников поездки вице-предводитель Тамбовского дворянского собрания Владимир Сорокин рассказал, как в сентябре 1920 года проходили бои между повстанцами и войсками Красной армии. Проселочная дорога отсюда ведет на поселок Чакино, в котором для подавления крестьянского бунта советская власть на железной дороге применяла бронелетучки.

 
 
 

В самом Верхоценье между двором частного дома и развалившейся заброшенной школой установлен мемориал «Жертвам Гражданской войны». Рядом собачья будка с испуганной на короткой цепи дворнягой на поджатых лапах, которая пятится от людей. Алексей Селиванов говорит, что подтвержденных данных про захоронения на этом месте нет:

- У нас точные места захоронений не исследовал никто. Неофициально находят кости, в любом первом овраге у населенного пункта уже есть захоронения. Официально это нужно дать открытый лист, выбивать определенный бюджет, кто-то должен заплатить за исследование, за эксгумации. Это не просто так пойти нарыть кости и… Восстановить личность кого-то из всех, кто там лежит, по прошествии столько времени очень тяжело. Это серьезные исследования, которые требуют миллионов из бюджета. Кто будет выделять, кому это нужно, вот вопрос.

Кто поставил этот памятник, когда, осталось загадкой. И посвящение выгравировано «Жертвам Гражданской войны», что Алексей Селиванов не преминул отметить:

- В первую очередь люди вспоминают войну красных и белых, когда заходит речь о Гражданской войне. Приурочен и поставлен он скорее всего Крестьянскому восстанию, а сама формулировка настолько обтекаема, что понять тяжело.

Участники экспедиции возложили к монументу цветы

 
 
 

Последний бой братьев Антоновых

В селе Нижний Шибряй за огородом, примерно на том месте, где погибли братья Александр и Дмитрий Антоновы, положен камень с мемориальной доской. Живые они получали пули, «ушедшим в Бессмертие» приносят цветы.

 
 
 

Житель села Нижний Шибряй Владимир Николаевич Ломакин рассказывает нам о том, что его дедушка Наум Петрович Ломакин видел, как Александр Антонов сам застрелил своего брата, а затем себя.
 

 

Владимир Николаевич Ломакин

Дом, в котором укрывались браться Антоновы в Нижнем Шибряе, принадлежал Наталье Катасоновой. В тот последний для предводителя восстания и его брата день 24 июня 1922 года на избу напали 9 человек группы захвата, маскирующиеся под плотников, среди которых были бывшие антоновцы.

- Когда окружили дом, они [Александр и Дмитрий Антоновы] были на чердаке, они начали отстреливаться. Тогда, будем называть так чекисты, подожгли дом, дома какие, соломенные крыши, и они [братья Антоновы] когда прыгнули вниз с чердака оттуда и побежали в сторону озера… Тут у нас Лебяжье озеро, большое озеро, кстати. И раньше здесь были заросли, там топь была непроходимая, и они туда направились в том направлении. Там уже была засада с той стороны, оцепили все кругом. И когда они бежали отстреливались, брат [Дмитрий] сзади бежал, […] и говорит: «Меня ранили, уходи». И он [Александр] вернулся назад, поднял его, протащил там метров несколько и видит, что они уже никак не спасутся. Он [Александр] застрелил брата и застрелил сам себя, - рассказал Владимир Ломакин.

 

Слева Наум Петрович Ломакин

По официальной версии Александра и Дмитрия Антоновых убили нападавшие. Уже по телефону краевед Маргарита Зайцева добавила рассказу подробностей. У зажиточного сельского предпринимателя мельника Василия Иванова была семья, жена и двое детей. Наталья Катасонова работала у него на хозяйстве. Мельник для нее поставил маленький домик рядом со своим. После революции, когда наемных работников держать было уже нельзя, Наталья так и осталась жить в своем доме. Братья Антоновы, когда им нужно было укрыться, пришли сначала к мельнику, а потом к ней. В селе Нижний Шибряй они скрывались два месяца до трагических событий. Народу на перестрелку сбежалось много, всех разгоняли. Только на смартфоны единственно не снимали, как сделали бы наши современники История о том, как Дмитрий в окружении застрелил брата и себя, стала нижнешибряйской легендой в наши дни, ее многие слышали.

- На телефоны не снимали, но вообще, конечно, не самый удачный сюжет, - говорит Маргарита Зайцева, - Такая версия возможна, да, но может быть их убили просто. Это никто уже сейчас не скажет. Экспертизу надо было делать на месте, чтобы ответить однозначно.

 

Черкасова Ксения, 10 лет "Не убоюсь..."
Захарова Виктория, 11 лет "Девочка подбирает колоски"

На месте сгоревшего дома, ставшего последним прибежищем братьям Антоновым, в наше время стоит другой старый ржавый, с поистертой светло- зеленой краской. Объявление о продаже выцвело и текста не сохранилось. Двор зарос высокой крапивой. Владельцев дома в селе давно не видели.

 
 
 

Из оригинальных строений в последние года два снесли рядом дом мельника Василия Иванова, который, как представляется исследователям, и укрывал по сути братьев Антоновых в Нижнем Шибряе.

Напоследок экскурсанты заехали в нижнешибряйский школьный музей Крестьянского восстания, но экскурсовода на месте не оказалось, и неожиданно нагрянувшим гостям пришлось довольствоваться рассмотрением экспозиции.

 
 
 

Ехала телега, на ней точно чемодан Антонова с бомбами

В начале ноября 2017 года очень крутой эсер Александр Антонов стал начальником милиции Кирсановского уезда. Как не сложилась его карьера блюстителя закона, и почему он возглавил одно из самых крупных восстаний Гражданской войны, рассказывает краевед Маргарита Зайцева:

- Кирсановские чекисты решили сместить эсеровского начальника милиции и поставить своего коммуниста. Ну а сместить у них законными путями не получалось, потому что многие его поддерживали. Чекисты решили подставить Александра Антонова и сказать, что он затеял заговор против советской власти и что они нашли точно чемодан Антонова с картами, погонами и бомбами. Быстренько всех арестовали, Антонова не нашли. Немножко об этом случае написано было в «Кирсановских известиях» за август 18 года. Какой-то мужик ехал по дороге ночью и нашел чемодан. И в этом чемодане оказались погоны, бомбы и карты. И значит, чекисты посчитали, здесь проезжал какой-то милиционер. И какая-то бабка сказала: «Я видела, как этот чемодан упал с телеги, на которой ехал милиционер». Логика подсказывает, что это точно был Антонов! Ну кто же еще мог потерять чемодан с бомбами, погонами. Я сильно сомневаюсь, что вообще чемодан был. Ну это же просто вот курам на смех, это не Антонов, это какой-то вот раззява. Бабка увидела, что чемодан упал с телеги. По тем временам не только там что в чемодане, но и сам чемодан был огромной ценностью. И она его не берет, она просто говорит, что «я-то его видела». А потом люди, уже обличенные властью, глянули и ахнули: «Точно Антонов! Вообще вариантов нет никаких». Телега была номерная, на ней крупными буквами написано: «Ехал Антонов, заговорщики», ну и все. И они быстренько хватают всех, кто был ему близкий, начальников отделов милиции, кого успели, двоих из них расстреливают через две недели без суда. Вот такая история, и поэтому Антонов два года находился на положении ни туда ни сюда. Сдаваться было как-то сложно, потому что расстреляют, жить как-то тоже было надо. Александр Антонов кантовался как мог зимой на квартирах у друзей, а в теплую погоду в лесах. Большевики тем временем с лета 1918 года проводили мобилизацию в Красную армию, первыми шли добровольцы. А когда стало понятно, что солдат для ведения гражданской войны не хватает и это занятие не популярно у населения, так как в приоритете полевые работы (а пахать кто будет, Вася?), красноармейцами становились принудительно. На фронт не всем хотелось, честно говоря, и людей спасал белый билет. Или зеленый лес.

Почему люди жили в лесу, другого места не нашлось?

- Белый билет - это что ты, например, кривой, больной, раненый или работаешь на военном заводе, - начинает рассказывать Маргарита Зайцева о приключениях на селе, - Военным заводом считались в том числе лесозаготовки, например. Многие брали справки, что они работают на лесозаготовках. Лес - это же топливо для поездов, топливо для городов. Каменного угля-то не было вообще, топилось дровами. И поэтому очень многие использовали то, что справки всякие липовые были или такие вот справки о том, что мы работаем на торфоразработках, на лесозаготовках, на каком-то там заводе очень важном, мол, что я там специалист какой-то. А те, которые не могли получить такие справки…

- Жили в лесу? - ага, думаю, хвоей дышали, или лиственными, выбирать не приходилось.

- Жили в лесу, да. Они просто уходили из дома, так как отношение к ним было лояльное, к этим дезертирам в селе, почему причем лояльное. Ну, во-первых, чисто экономически. Семьям красноармейцев сельский совет должен был пахать землю. Ну представляете, красноармеец ушел, а у него жена и трое детей. Жена и трое детей не могут вспахать свой участок, засеять свой хлеб, чтоб было зимой что кушать. Соответственно, была обязанность на сельских советах пахать эту землю им. Ну кому это понравится! Кого ты пойдешь заставишь пахать эту землю, когда лошадей уже мобилизовали, и ты пашешь это на себе.

 

Блинкова Полина, 11 лет "Продразвёрстка"

- А кто должен был именно пахать эту землю? – задаю резонный вопрос.
- Село. Сельский совет должен был назначать, кто сегодня пашет вот Маше.
У нее муж в Красной армии. Или сын в Красной армии.
- А! - о.
- А вот кто-то там, Вася пойдет пахать. А Вася говорит: «Нин, я свою еле вспахал, уже все плечи болят, а тут еще и Маше пахать». И конечно же… Да и вообще вот и чисто политически многие понимали, что ну воюем-то мы не с Францией не с Италией, а воюем-то мы сами с собой. С Васей, который ушел в добровольческую армию, мы против него же идем. Многие не разделяли политику советской власти. Она же запретила свободную торговлю, была огромная инфляция. Как раньше говорили, что «Победное шествие советской власти», да нет, совсем такого не было. Восстания шли одно за другим.

 

Староверова Лилия, 15 лет "Вера"

На круглом столе памяти тамбовских повстанцев доклады читали краеведы Андрей Литовский, Маргарита Зайцева, Сергей Кочуков, журналист Евгений Писарев, историк Дмитрий Карасев. Ведущим был Сергей Чичканов. Участников заметно прибавилось.

 

Слева направо Краевед Сергей Кочуков и журналист Евгений Писарев

Собравшиеся прошли на Набережную к закладному камню «участникам Крестьянского восстания», затеплили свечи, возложили цветы.

 

Говорят, что история людей вообще ничему не учит. На вопрос о том, какие выводы они должны сделать из этого крестьянского восстания, нам ответил общественный деятель Алексей Селиванов:

- В первую очередь люди должны понять, что их судьба находится в их руках. Мне кажется, что если бы восстание было еще более массовым, то и последствия были бы менее трагичными. Естественно, говорить о победе можно, потому что антоновцы добились своего, отменили продразверстку, но просто последствия были очень трагичными для участников восстания. Исходя из принципа историзма, было правомерно и ожидаемо, что в то время люди поднялись именно так. Крестьяне вернулись с Первой мировой войны, с поломанной психикой, вооруженные, и, исходя из того, как из них выбивали продразверстку, собственно, аналогичный получился же и ответ. Сейчас более гуманные времена. Но вместе с тем именно сейчас не хватает именно таких пассионарных активных людей, которые встречают, грубо говоря, удар судьбы вот так же гордо и прямо. И поэтому для меня это некий определенный архетип поведения, который говорит о том, что мы в более гуманные времена и более гуманными, возможно, способами, должны действовать тоже очень твердо, потому что в конце концов именно в борьбе обретаются права.

*Использованы работы учащихся Детской художественной школы №2 имени Поленова с выставки в областном краеведческом музее «Рисуя ушедшее…», посвященной Тамбовскому восстанию 1920 – 1921 годов.

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Последние новости