Новости, мнения, блоги
Горизонтальная Россия

«Ему сказали, что он уже не жилец». Самарский фотограф попал в больницу после допроса в ФСБ по делу архангельского террориста

Как случайного пользователя Telegram «с пристрастием» расспросили о планах террориста-одиночки

Сотрудники Федеральной службы безопасности провели обыск у фотографа из Самары и члена Либертарианской партии России (ЛПР) Руслана Бадартдинова 2 апреля. В этот день представители ФСБ побывали в квартирах как минимум у шести свидетелей из разных регионов по делу о взрыве в здании архангельского управления ведомства 31 октября. Через десять дней после визита оперативников Руслан Бадартдинов рассказал «7x7», что произошло у него дома 2 апреля.

 

Один из ста обысков и допросов

2 апреля по всей стране от Хабаровска до Астрахани прошли обыски и допросы свидетелей по делу о взрыве в архангельском управлении ФСБ. В «ОВД-Инфо» насчитали как минимум шесть таких, в том числе обыск в Мурманске у родителей юриста организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» Александра Передрука, где он не прописан уже больше года. Еще один обыск прошел в доме 17-летнего жителя Кировской области Карима Зянчурина как свидетеля по делу о взрыве в архангельском ФСБ. Обыскивали его квартиру и допрашивали без защитника — телефон у Зянчурина забрали прежде, чем он успел позвонить.

11 апреля правозащитник Павел Чиков в своем Telegram-канале рассказал о ста обысках по всей стране по делу архангельского террориста. «7x7» на основе рассказа из Самары показывает, как проходили такие следственные мероприятия по всей стране, о которых мы еще не знаем.

Взрыв в приемной архангельского управления ФСБ произошел 31 октября 2018 года. Его совершил несовершеннолетний анархо-коммунист Михаил Жлобицкий. Теракт вызвал повышенное внимание спецслужб к молодежи с революционными взглядами. Например, в декабре сотрудники ФСБ пришли с обыском к архангельскому пацифисту, который подал заявление на прохождение альтернативной гражданской службы. Именно его интересы представлял Александр Передрук.

 

С побоями — без протокола, без насилия — под протокол

Корреспонденту «7x7» рассказ об обыске и допросе передал секретарь Самарского отделения ЛПР Борис Федюкин. Во время переписки с журналистом он уточнял у Руслана Бадартдинова детали произошедших с ним событий. Сам свидетель по делу о взрыве Руслан Бадартдинов находится в больнице с сотрясением мозга. Он не стал общаться с журналистом «7x7» лично.

Бадартдинову больше 40 лет, он живет с матерью и работает фотографом-фрилансером в Самаре. Он активно общается в мессенджерах, и до апреля 2019 года регулярно вступал в чаты различной тематики. Например, он переписывался с единомышленниками в самарском публичном чате местного штаба политика Алексея Навального. Он не знает, почему и как сотрудники ФСБ вышли именно на него, но уверен, что вступал в один из анархистских чатов уже после взрыва в Архангельске.

— У Руслана изъяли телефон, компьютер, жесткие диски, фототехнику и карты памяти, — рассказал Федюкин. — После обыска Руслана доставили в ФСБ, где провели допрос без протокола с применением физического (били по голове руками и линейкой) и морального (угрожали, что он «уже не жилец») давления. После опроса в ФСБ Руслана отвезли в Следственный комитет (СК), где вновь провели допрос уже под протокол по делу архангельского террориста. После допроса его отпустили домой. После этого у Руслана начались головные боли, бессонница, и 8 апреля он пошел в больницу. Врачи определили, что у него сотрясение головного мозга.

В СК Бадартдинова уже не били, даже в протокол записали его жалобу на действия оперативников ФСБ.

Коллега Бадартдинова по Либертарианской партии Борис Федюкин уверен, что тот вступал в анархистские чаты из любопытства и даже не запомнил их. В том числе в Telegram-чат, куда писал Жлобицкий перед тем, как зайти в управление ФСБ. Вот список социальных медиа и их пользователей, которыми интересовались следователи:

  • пользователь «Валерьян Панов» (псевдоним Жлобицкого в Telegram);
  • пользователь «Сергей Нечаев» (псевдоним Жлобицкого во «ВКонтакте»);
  • Telegram-чаты «Доколе», «Партизаны 21 века», «Речи бунтовщика» (анархистской и левой тематики);
  • Сообщества «ВКонтакте» «Народная самооборона», «Нечаевщина» и «Анархоньюс».

Спрашивали следователи и про семью Бадартдинова — нет ли проблем, какой круг общения, чем занимается в свободное время, в каких организациях состоит, к какой социальной группе себя относит, в чем выражается это отношение?

Про архангельского террориста тоже были вопросы: не знаком ли свидетель с ним, не обсуждал ли с ним планы. Бадартдинов рассказал, что он случайный человек в этом деле, а состоит только в ЛПР. Как фотограф он лишился средств к существованию без своей фототехники, и ему пришлось вернуть авансы заказчикам. Копию ордера на обыск ему так и не дали. На допросе он хотел воспользоваться помощью адвоката — ему предложили сделать один звонок, но он не знал, к кому можно обратиться. Адвокат у Бадартдинова появился уже после допроса — помогли коллеги по партии.

Бадартдинов запомнил тех, кто его избил, но по совету адвоката не стал их называть.

Виталий Волков, «7х7»

Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.