Новости, мнения, блоги
Выбрать регион
Костромская область
  1. article
  2. Костромская область
Костромская область

«Правдивее, чем Солженицын и Шаламов». В Костроме издали книгу воспоминаний о жизни в сталинских лагерях

Книгу воспоминаний заключенного Петра Тяка «Подконвойный народ. Мой невыдуманный дневник» представили 18 октября в костромской Исторической библиотеке Дома Романовых. Эксперты поделились своими впечатлениями.

Основой книги «Подконвойный народ. Мой невыдуманный дневник» стали записки заключенного Петра Тяка о жизни в лагерях. Он был арестован в 1935 году. Поводом для ареста стал анонимный донос, что 25-летний студент третьего курса Костромского текстильного техникума хранил дома огнестрельное оружие — револьвер системы «Смит Вессон». Револьвер при обыске нашли, Тяк признал его своим и был приговорен к трем годам исправительно-трудовых лагерей. В 1937 году к первоначальному обвинению добавили участие в контрреволюционной организации и намерение совершить теракт против руководства партии и правительства. Тогда к сроку прибавили еще десять лет. По возвращении в Кострому в 1949 году Тяк был задержан и сослан на поселение в Красноярский край. Весной 1956 года он был полностью реабилитирован после 21 года репрессий.

В конце 1970-х годов брат Петра — известный костромской таксидермист Владимир Тяк — передал его воспоминания журналисту Владимиру Сморчкову. Он и организовал издание книги.

На презентации 18 октября собравшиеся высказали свои впечатления от книги.

— Эмоции, которые испытываешь во время чтения, трудно выразить словами. Это и боль, и гордость, и уважение к силе духа человеческого. Эта книга — не просто рассказ о событии, а своего рода психологический роман, — отозвалась директор Судиславского музея Ольга Копылова.

Библиограф Нина Басова назвала книгу горькой и очень тяжелой, рассказывающей о судьбе, схожей с сотнями и тысячами других судеб.

Главный архивист Государственного архива новейшей истории Костромской области Олег Де-Рибас, изучивший дело Тяка, заметил, что книга является мемуарами, а мемуары, как жанр, как правило, создаются в ущерб реальным фактам и событиям, они субъективны и зачастую грешат против истины.

— Трудно сказать, насколько автору удалось избежать подобных неточностей, — сказал Де-Рибас.

Архивист обратил внимание на то, что в деле нет данных о том, что Тяка склоняли к доносительству (сам Тяк указывает в книге, что именно отказ от сотрудничества с НКВД явился причиной репрессий против него). В лагерях, отметил Де-Рибас, Тяк был десятником, бухгалтером и прорабом, то есть имел определенные привилегии в сравнении с другими заключенными. С ним «обращались в целом в рамках процессуального кодекса, не били, особо не истязали, не запугивали репрессиями против родных».

На мероприятии присутствовали родственники Петра Тяка: его племянник с женой, дочерью и двумя внуками. Племянник рассказал, как, со слов его отца — брата Петра Тяка, в 30-х годах сотрудники НКВД провоцировали людей. На заводе к рабочему подходил незнакомый человек, начинал ругать власть и затем смотрел на реакцию: соглашается с ним собеседник или нет. Более того, если рабочий не сообщал в компетентные органы о крамольном разговоре, это тоже могло стать основанием для ареста.

— Книга Петра Тяка, пожалуй, самая достоверная о лагерной жизни. Потому что у Солженицына в его «Архипелаге ГУЛАГ» половина вранья, а Варлам Шаламов в «Колымских рассказах» пишет больше не о политических заключенных, а об уголовниках, — поделился своими оценками книги краевед Константин Воротной. Большинство репрессированных, по его словам, стали жертвами доносов соседей, коллег, знакомых и родственников.

На мероприятии вдова журналиста Владимира Сморчкова (он умер в конце августа 2019 года) передала родственникам справку о реабилитации Петра Тяка и предложила им забрать портфель с его дневниками, который хранится у нее дома.

 


 

Алексей Уханков, «7х7»

Материалы по теме
Комментарии (0)
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий, как зарегистрированный пользователь.

Последние новости